Определение №71-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ведзижевой Сациты Ахметовны на нарушение ее конституционных прав пунктом 9 статьи 16 Закона Республики Ингушетия от 30 декабря 2019 года №59-РЗ

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Конституционного Суда Республики Ингушетия

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ведзижевой Сациты Ахметовны на нарушение ее конституционных прав пунктом 9 статьи 16 Закона Республики Ингушетия от 30 декабря 2019 года №59-РЗ «О республиканском бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов»

г.Магас

10 июня 2020 года                                                                               №71-О

 

Конституционный Суд Республики Ингушетия в составе Председателя А.К. Гагиева, судей И.Б. Доскиева, И.М. Евлоева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Ведзижевой Сациты Ахметовны на нарушение ее конституционных прав пунктом 9 статьи 16 Закона Республики Ингушетия от 30 декабря 2019 года №59-РЗ «О республиканском бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов»,

заслушав заключение судьи А.К. Гагиева, проводившего на основании статьи 38 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» предварительное изучение жалобы,

установил:

 

1. Ведзижева Сацита Ахметовна оспаривает конституционность пункта 9 статьи 16 Закона Республики Ингушетия от 30 декабря 2019 года №59-РЗ «О республиканском бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов», согласно которому объем денежных средств, направляемых на лекарственное обеспечение отдельных категорий граждан в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июля 1994 года №890 «О государственной поддержке развития медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения», установлен на 2020 год в размере 138,6 млн. рублей.

Как следует из жалобы и приложенных к ней документов, несовершеннолетний сын заявительницы страдает заболеванием мукополисахаридоз IV А (синдром Моркио, тип А), при амбулаторном лечении которого в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 30 июля 1994 года № 890 «О государственной поддержке развития медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения» лекарственные средства и изделия медицинского назначения отпускаются по рецептам врачей бесплатно. Рыночная стоимость лекарств, необходимых ему для лечения указанного заболевания в течение года, составляет 29 млн. рублей. Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 23 июля 2019 года исковые требования С.А. Ведзижевой удовлетворены и на Министерство здравоохранения Республики Ингушетия возложена обязанность регулярно и в полном объеме обеспечивать сына заявительницы лекарственными средствами по медицинским показаниям. Однако лекарственные препараты не предоставляются в связи с отсутствием бюджетного финансирования, обусловленного тем, что оспариваемой нормой закона на лекарственное обеспечение указанных категорий граждан предусмотрено 138,6 млн. рублей при потребности в 260 млн. рублей.

По мнению заявительницы, оспариваемое нормативное положение в той мере, в какой оно не предусматривает достаточного финансирования на обеспечение лекарственными препаратами граждан, имеющих право на бесплатное лекарственное обеспечение, нарушает ее конституционное право на охрану здоровья и медицинскую помощь. В связи с этим она просит признать пункт 9 статьи 16 Закона Республики Ингушетия от 30 декабря 2019 года №59-РЗ «О республиканском бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов» противоречащим статье 40 (части 1) Конституции Республики Ингушетия.

2. Вопрос о конституционности законоположения, не предусматривающего бюджетное финансирование в объеме, достаточном для обеспечения лекарственными препаратами граждан, имеющих право на бесплатное лекарственное обеспечение в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июля 1994 года № 890, уже был предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Ингушетия в деле о проверке конституционности пункта 9 статьи 16 Закона Республики Ингушетия от 29 декабря 2018 года №48-РЗ «О республиканском бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов».

Конституционный Суд Республики Ингушетия в Постановлении от 19 декабря 2019 года № 24-П сформулировал следующие правовые позиции:

в силу требований Всеобщей декларации прав человека (статья 25, часть 1), Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (статья 12), Конституции Российской Федерации (статья 41, часть 1), Конституции Республики Ингушетия (статья 40, часть 1) право на охрану здоровья и медицинский уход признается одним из важнейших прав, гарантируемых государством, медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений;

во исполнение положений федеральных нормативных правовых актов Республика Ингушетия приняла на себя публично-правовые обязательства по бесплатному лекарственному обеспечению граждан, имеющих такое право в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июля 1994 года № 890, в связи с чем финансирование расходов по оплате лекарственных средств, выделяемых указанной категории граждан, относится к расходным обязательствам Республики Ингушетия;

из закрепленных в Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Ингушетия положений о праве каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь, о бесплатном оказании гражданам медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения следует, что на органы государственной власти возлагаются обязанности изыскивать средства для обеспечения надлежащего оказания медицинской помощи с тем, чтобы ее оказание отвечало социальной природе государства и способствовало достижению конституционно признанной цели обеспечения человеку достойной жизни, необходимый уровень которой для лиц, страдающих заболеваниями, может быть достигнут только в том случае, если будет создана реальная возможность для их надлежащего лечения в соответствии с гарантиями, предусмотренными действующим законодательством;

закон Республики Ингушетия о республиканском бюджете представляет собой законодательный акт особого рода, который создает надлежащие финансовые условия для реализации норм, закрепленных в иных законах, изданных до его принятия и предусматривающих финансовые обязательства республики; как таковой закон о бюджете не порождает и не отменяет прав и обязательств и потому не может в качестве последующего закона изменять положения других законов и тем более — лишать их юридической силы;

правовое регулирование, предусматривающее выделение бюджетных средств в объеме, явно недостаточном для надлежащего финансирования расходов по бесплатному лекарственному обеспечению граждан, имеющих такое право, фактически означает отказ государства от исполнения принятых на себя публично-правовых обязательств, что нарушает закрепленное в Конституции Республики Ингушетия (статья 40, часть 1) конституционное право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь и не отвечает правовой природе социального государства.

С учетом этих и иных доводов Постановлением от 19 декабря 2019 года № 24-П Конституционный Суд Республики Ингушетия признал пункт 9 статьи 16 Закона Республики Ингушетия от 29 декабря 2018 года №48-РЗ «О республиканском бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» не соответствующим Конституции Республики Ингушетия, ее статье 40 (часть 1), и установил, что Народному Собранию Республики Ингушетия надлежит обеспечить утверждение в составе республиканского бюджета соответствующих расходов в объеме, достаточном для обеспечения лекарственными препаратами граждан, имеющих право на бесплатное лекарственное обеспечение в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июля 1994 года № 890.

При этом Конституционный Суд Республики Ингушетия обратил внимание на то, что закон о республиканском бюджете принимается на один финансовый год и на этот срок определяет доходы и расходы государства, тогда как нормативные правовые акты, во исполнение которых формируются расходные обязательства Республики Ингушетия, сохраняют свое действие и по окончании соответствующего финансового года. Исходя из этого, признание отдельных норм закона о республиканском бюджете не соответствующими Конституции Республики Ингушетия предопределяет обязанность законодателя не только внести соответствующие изменения в республиканский бюджет, но и учитывать правовые позиции Конституционного Суда Республики Ингушетия при принятии законов о бюджете на последующие годы.

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда Республики Ингушетия сохраняет свою силу и не требует дополнительного подтверждения. Таким образом, вопрос о конституционности положений закона о бюджете в обозначенном заявительницей аспекте разрешен в названном Постановлении Конституционного Суда Республики Ингушетия, и предмет обращения С.А. Ведзижевой, по сути, совпадает с предметом жалобы, которая уже была рассмотрена Конституционным Судом Республики Ингушетия в рамках конституционного судопроизводства, в связи с чем для разрешения поставленного заявительницей вопроса не требуется вынесения итогового решения в виде постановления.

Согласно пункту 3 части первой статьи 40 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» Конституционный Суд Республики Ингушетия принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если по предмету обращения ранее им вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

Разрешение же вопроса о неисполнении уполномоченными органами государственной власти Республики Ингушетия вступившего в силу решения Магасского районного суда Республики Ингушетия от 23 июля 2019 года не входит в компетенцию Конституционного Суда Республики Ингушетия, как она определена в статье 3 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия». В силу статьи 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» данное решение суда является обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 40, частью второй статьи 68, частью первой статьи 71 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия

определил:

 

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ведзижевой Сациты Ахметовны, поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Республики Ингушетия ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.
  2. Определение Конституционного Суда Республики Ингушетия по данной жалобе окончательно, не подлежит обжалованию, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

 

Председатель

Конституционного Суда

Республики Ингушетия                                                                А.К.Гагиев

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Республики Ингушетия                                                                 И.М.Евлоев