Постановление №2-П от 6 сентября 2011г. № 2-П по делу о проверке конституционности частей 1 и 2 статьи 10 Закона Республики Ингушетия от 29 февраля 2000 года № 2-РЗ «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы в Республике Ингушетия»

 

.

 

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

Именем Республики Ингушетия

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 сентября 2011г. № 2-П

по делу о проверке конституционности частей 1 и 2 статьи 10 Закона Республики Ингушетия от 29 февраля 2000 года № 2-РЗ «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы в Республике Ингушетия» в связи с жалобами граждан Т.О. Дзауровой и

М.А. Зурабова

Конституционный Суд Республики Ингушетия в составе Председателя А.К. Гагиева, судей И.Б. Доскиева и И.М. Евлоева,

с участием:

гражданина М.А.Зурабова,

полномочного представителя Народного Собрания Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия
М.М. Мужухоевой,

руководствуясь статьей 96 (часть 3) Конституции Республики Ингушетия, пунктом 3 части 1 статьи 3, статьями 34, 70, 82, 92, 93 и 95 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности частей 1 и 2 статьи 10  Закона Республики Ингушетия от 29 февраля 2000 года №2-РЗ «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы в Республике Ингушетия».

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан Т.О. Дзауровой и М.А. Зурабова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Республики Ингушетия оспариваемые заявителями законоположения.

Поскольку обе жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Республики Ингушетия, руководствуясь статьей 45 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», соединил дела по этим жалобам в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика А.К.Гагиева, объяснения заявителя М.А. Зурабова и полномочного представителя Народного Собрания Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия М.М.Мужухоевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Ингушетия

установил:

1. В соответствии с частями 1 и 2 статьи 10  Закона Республики Ингушетия от 29 февраля 2000 года №2-РЗ «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы в Республике Ингушетия» (в редакции законов Республики Ингушетия  от 26 февраля 2006 года №28-РЗ и от 7 мая 2007 года №19-РЗ) перерасчет ежемесячной доплаты к трудовой пенсии осуществляется Министерством труда и социального развития Республики Ингушетия при увеличении в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Ингушетия должностного оклада по соответствующей государственной должности и должности государственной гражданской службы. Выплата ежемесячной доплаты к пенсии в новом размере производится со дня изменения должностного оклада. Размер месячного денежного содержания, учитываемый при исчислении ежемесячной доплаты к пенсии, индексируется соответственно изменению должностного оклада по соответствующей должности. При отсутствии соответствующей государственной должности или должности государственной гражданской службы перерасчет производится исходя из увеличения размера должностного оклада по аналогичной должности в соответствующем государственном органе, в котором лицо, получающее ежемесячную доплату к пенсии, замещало государственную должность.

Заявители по настоящему делу граждане Т.О. Дзаурова и М.А.Зурабов, вышедшие на пенсию с должностей государственной гражданской службы Республики Ингушетия и получающие на основании указанного республиканского закона ежемесячную доплату к трудовой пенсии, оспаривают конституционность названных законоположений, как допускающих перерасчет (индексацию) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии только при увеличении в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Ингушетия должностного оклада по соответствующей государственной должности и должности государственной гражданской службы.

Заявители утверждают, что оспариваемые ими нормы в отличие от норм федерального законодательства, регулирующего вопросы пенсионного обеспечения федеральных гражданских служащих, не допускают перерасчет (индексацию) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии при увеличении других элементов денежного содержания гражданских служащих, помимо должностного оклада. Тем самым они ставятся в неравное положение в вопросах пенсионного обеспечения по сравнению с лицами, замещавшими аналогичные должности гражданской службы Республики Ингушетия и вышедшими на пенсию позже них. По мнению заявителей, данные законоположения по своему содержанию являются неясными, неопределенными и двусмысленными, так как исчисление размера доплаты к трудовой пенсии производится исходя из месячного денежного содержания гражданских служащих, а перерасчет (индексация) допускается лишь при увеличении должностного оклада. Вследствие такого правового регулирования при повышении денежного содержания гражданских служащих без увеличения их должностных окладов, например, при увеличении размеров надбавок к должностному окладу либо ежемесячного денежного поощрения, перерасчет (индексация) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии не производится, чем нарушаются их права, гарантированные статьями 18 и 38 Конституции Республики Ингушетия, а потому эти законоположения противоречат статьям 7, 18 и 38 Конституции Республики Ингушетия.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Ингушетия  по настоящему делу являются взаимосвязанные положения частей 1 и 2 статьи 10 Закона Республики Ингушетия от 29 февраля 2000 года №2-РЗ «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы в Республике Ингушетия», предусматривающие, что перерасчет ежемесячной доплаты к трудовой пенсии осуществляется при увеличении в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Ингушетия должностного оклада по соответствующей государственной должности и должности государственной гражданской службы, выплата ежемесячной доплаты к пенсии в новом размере производится со дня изменения должностного оклада, размер месячного денежного содержания, учитываемый при исчислении ежемесячной доплаты к пенсии, индексируется соответственно изменению должностного оклада по соответствующей должности.

2.   Конституция Республики Ингушетия (статья 38, часть 1) гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Определение условий и порядка реализации данного конституционного права, в том числе установление видов пенсий и доплат к ним, оснований приобретения права на них отдельными категориями граждан, отнесено к компетенции законодателя (часть 2 статьи 38 Конституции Республики Ингушетия).

Социальная защита, включая социальное обеспечение, в рамках которого реализуется право на получение пенсии, согласно пункту «ж» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (статья 76, часть 2 Конституции Российской Федерации).

Республика Ингушетия, исходя из положений статьи 5 (часть 2), статьи 11 (части 2 и 3),  статьи 76 (часть 2)  Конституции Российской Федерации и   статьи 5 Конституции Республики Ингушетия, вправе самостоятельно осуществлять правовое регулирование по вопросам совместного ведения Российской Федерации и Республики Ингушетия при отсутствии соответствующего федерального закона, соблюдая при этом конституционные требования о непротиворечии ее законов и иных нормативных правовых актов федеральным законам и о соблюдении прав и свобод человека и гражданина.

3. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что специфика государственной службы в Российской Федерации предопределяет особое правовое положение государственных служащих, обусловленное содержанием их профессиональной служебной деятельности, предъявляемыми к ним квалификационными требованиями, вводимыми для них ограничениями, связанными с прохождением государственной службы. Исходя из этого и положений федерального законодательства, органы законодательной власти субъектов Российской Федерации вправе с помощью специального правового регулирования устанавливать для государственных служащих субъектов Российской Федерации определенные гарантии в области пенсионного обеспечения в зависимости от продолжительности, условий прохождения службы и других существенных обстоятельств.

Правовые, организационные и финансово-экономические основы государственной гражданской службы Российской Федерации, подразделяющейся на федеральную гражданскую службу и гражданскую службу субъектов Российской Федерации, а также правовой статус гражданского служащего установлены Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации». В перечень основных государственных гарантий, призванных обеспечивать правовую и социальную защищенность гражданских служащих, повышение эффективности исполнения ими своих обязанностей, а также компенсировать установленные для них ограничения, названный федеральный закон включает государственное пенсионное обеспечение в порядке и на условиях, установленных федеральным законом о государственном пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации, проходивших государственную службу, и их семей (пункт 11 части 1 статьи 52). Однако, до настоящего времени такой федеральный закон не принят.

Согласно пункту 4 статьи 7 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» условия предоставления гражданским служащим субъектов Российской Федерации права на пенсию за счет средств субъектов Российской Федерации определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. Одним из таких условий является определение порядка перерасчета (индексации) пенсии или доплаты к ней при увеличении денежного содержания гражданских служащих, состоящих на гражданской службе.

При таких обстоятельствах, при отсутствии федерального закона о государственном пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации, проходивших государственную службу, и их семей, Народное Собрание Республики Ингушетия правомерно урегулировало вопросы пенсионного обеспечения лиц, замещавших государственные должности и должности гражданской службы Республики Ингушетия, в том числе установило порядок перерасчета (индексации) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии для бывших гражданских служащих.

4. В соответствии с Законом Республики Ингушетия от 29 февраля 2000 года № 2-РЗ «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы в Республике Ингушетия» для лиц, замещавших государственные должности и должности государственной гражданской службы Республики Ингушетия, установлена ежемесячная доплата к трудовой пенсии, выплачиваемая за счет средств республиканского бюджета.

Части 1 и 2 статьи 10 названного республиканского закона определяют, что перерасчет (индексация) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии  производится при увеличении в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Ингушетия должностного оклада по соответствующей государственной должности и должности государственной гражданской службы. По смыслу этих норм перерасчет (индексация) доплаты к пенсии гражданского служащего осуществляется, если в установленном федеральным и республиканским законодательством порядке происходит повышение размера должностного оклада. Закрепление в республиканском законе такого правила само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителей на социальное обеспечение и не противоречит положениям статей 7, 18 и 38 Конституции Республики Ингушетия.

Вместе с тем, в силу части 2 статьи 50 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» должностной оклад является только одним из элементов денежного содержания гражданского служащего, включающего помимо него и оклад за классный чин, ежемесячные и иные дополнительные выплаты. Согласно части 12 статьи 50 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» размеры окладов денежного содержания, включающего в себя должностной оклад и оклад за классный чин, по должностям гражданской службы субъекта Российской Федерации ежегодно увеличиваются (индексируются) в соответствии с законом субъекта Российской Федерации о бюджете субъекта Российской Федерации на соответствующий год с учетом уровня инфляции (потребительских цен). Увеличение (индексация) размеров окладов денежного содержания по должностям гражданской службы субъекта Российской Федерации производится в соответствии с законодательством субъекта Российской Федерации. Аналогичные нормы содержатся в Законе Республики Ингушетия «О государственной гражданской службе Республики Ингушетия» (часть 8 статьи 14) и в Законе Республики Ингушетия «О денежном содержании лиц, замещающих государственные должности и должности государственной гражданской службы Республики Ингушетия» (статья 9).

Следовательно, федеральное и республиканское законодательство устанавливает порядок и условия увеличения (индексации) размеров окладов денежного содержания гражданских служащих. При этом ни законодательство Российской Федерации, ни законодательство Республики Ингушетия не содержит норм, определяющих порядок увеличения либо закрепляющих необходимость индексации размеров должностных окладов гражданских служащих.

Кроме того, в оспариваемых заявителями нормах закона не определен механизм проведения перерасчета (индексации) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии в случае увеличения размеров должностных окладов гражданских служащих. При таких обстоятельствах в оспариваемых заявителями законоположениях отсутствуют необходимые определенность и ясность.

Между тем, общеправовой критерий определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы основан на конституционном принципе равенства всех перед законом и судом (часть 1 статьи 19 Конституции Российской Федерации, часть 1 статьи 18 Конституции Республики Ингушетия) и такое равенство может быть обеспечено только при условии единообразного толкования и применения  правовой нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона.

5. Согласно статье 6 Закона Республики Ингушетия «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы в Республике Ингушетия» размер ежемесячной доплаты к трудовой пенсии лиц, замещавших государственные должности и должности государственной гражданской службы, исчисляется исходя из месячного денежного содержания гражданского служащего, которое, помимо должностного оклада, включает в себя оклад за классный чин и иные дополнительные выплаты.

Условия  денежного содержания гражданских служащих Республики Ингушетия определены Законом Республики Ингушетия «О денежном содержании лиц, замещающих государственные должности  и должности государственной гражданской службы Республики Ингушетия» от 28 февраля 2007 года №6-РЗ. Размеры должностных окладов гражданских служащих Республики Ингушетия установлены приложением №1 к названному республиканскому закону и не изменялись со дня принятия данного закона.

При этом денежное содержание гражданских служащих Республики Ингушетия за этот период увеличилось в связи с принятием Закона Республики Ингушетия «О внесении изменений в Закон Республики Ингушетия «О денежном содержании лиц, замещающих государственные должности и должности государственной гражданской службы Республики Ингушетия» от 17 апреля 2009 года №17-РЗ, согласно которому были существенно повышены размеры ежемесячной надбавки к должностному окладу за особые условия государственной гражданской службы.

Из буквального толкования оспариваемых законоположений и норм указанных законодательных актов Республики Ингушетия следует, что гражданские служащие Республики Ингушетия, вышедшие на пенсию после повышения размера дополнительных выплат, входящих в состав денежного содержания (в частности, после вступления в силу Закона Республики Ингушетия «О внесении изменений в Закон Республики Ингушетия «О денежном содержании лиц, замещающих государственные должности  и должности государственной гражданской службы Республики Ингушетия» от 29 марта 2009 года №17-РЗ), будут получать доплату к трудовой пенсии в большем размере, чем граждане, замещавшие аналогичные должности гражданской службы и вышедшие на пенсию ранее, поскольку расчет размера доплаты им будет производиться исходя из месячного денежного содержания, которое увеличилось в связи с повышением размеров иных денежных выплат, входящих в состав денежного содержания, помимо должностного оклада. Тем же лицам, которые на момент увеличения иных выплат, входящих в состав денежного содержания гражданских служащих Республики Ингушетия, уже являлись получателями доплаты к трудовой пенсии, соответствующий перерасчет производиться не будет в силу того, что размер должностного оклада не изменился.

Конституционный Суд Российской Федерации в целом ряде своих решений сформулировал правовую позицию о том, что из принципа юридического равенства вытекает требование, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом. Соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях). Любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а для достижения этих целей используются соразмерные правовые средства (постановления от 3 июня 2004 года № 11-П, от 15 июня 2006 года № 6-П от 14 июля 2011 года №16-П).

Таким образом, граждане, замещавшие должности гражданской службы Республики Ингушетия и вышедшие на пенсию в разное время, без объективного и разумного обоснования поставлены в неравное положение с точки зрения объема их прав на государственное пенсионное обеспечение, что не согласуется с положениями статьи 18 во взаимосвязи со статьей 38 Конституции Республики Ингушетия.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой  статьи 68, статьями 69-71, 75, 96   Конституционного закона Республики Ингушетия  «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия

постановил:

1.   Признать положения частей 1 и 2 статьи 10 Закона Республики Ингушетия от 29 февраля 2000 года №2-РЗ «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы в Республике Ингушетия», в той мере, в какой эти положения — по своему конституционно-правовому смыслу — предусматривают возможность перерасчета (индексации) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии при увеличении в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Ингушетия должностного оклада по соответствующей государственной должности и должности государственной гражданской службы, не противоречащими Конституции Республики Ингушетия.

2.   Признать взаимосвязанные положения частей 1 и 2 статьи 10 Закона Республики Ингушетия от 29 февраля 2000 года №2-РЗ «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной службы в Республике Ингушетия» не соответствующими Конституции Республики Ингушетия, ее статьям 18 и 38, в той мере, в какой они предусматривают, что перерасчет (индексация) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии осуществляется исключительно при увеличении должностного оклада по соответствующей государственной должности и должности государственной гражданской службы и не допускают тем самым осуществление такого перерасчета (индексации) при увеличении иных выплат, входящих в состав денежного содержания.

3.   Народному Собранию Республики Ингушетия надлежит, руководствуясь Конституцией Республики Ингушетия, в течение трех месяцев определить соответствующий порядок перерасчета (индексации) ежемесячной доплаты к трудовой пенсии лицам, замещавшим государственные должности и должности государственной гражданской службы Республики Ингушетия, с учетом настоящего Постановления.

4.   Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5.   Согласно статье 74 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Республики Ингушетия.

 

 

 

Председатель                                                                                                    А.К. Гагиев

Судьи                                                                                          И.Б.Доскиев И.М.Евлоев