Постановление №23-П по делу о проверке конституционности части 2 статьи 3 Закона Республики Ингушетия «О формировании органов местного самоуправления в Республике Ингушетия» в связи с запросом Городского совета депутатов муниципального образования «Городской округ город Сунжа»

Именем Республики Ингушетия

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

по делу о проверке конституционности части 2 статьи 3 Закона Республики Ингушетия «О формировании органов местного самоуправления в Республике Ингушетия» в связи с запросом Городского совета депутатов муниципального образования «Городской округ город Сунжа»

 

город Магас                                                                          20 ноября  2019 года

Конституционный Суд Республики Ингушетия в составе Председателя А.К. Гагиева, судей И.Б. Доскиева, И.М. Евлоева,

с участием:

заместителя председателя Городского совета депутатов муниципального образования «Городской округ город Сунжа» А.Г.Белокиева,

представителя Народного Собрания Республики Ингушетия А.С.Дзахкиевой,

руководствуясь статьей 96 (пункт 1 части 2) Конституции Республики Ингушетия, подпунктом «а» пункта 1 части 1 статьи 3, статьями 34, 70, 80-83 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности части 2 статьи 3 Закона Республики Ингушетия «О формировании органов местного самоуправления в Республике Ингушетия».

Поводом к рассмотрению дела явился запрос Городского совета депутатов муниципального образования «Городской округ город Сунжа». Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Республики Ингушетия оспариваемое заявителем нормативное положение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика И.Б.Доскиева, объяснения представителей сторон, выступление приглашенного в заседание представителя Ассоциации «Совет муниципальных образований Республики Ингушетия» А.М-Б.Тимерханова,  исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Ингушетия

установил:

1. В соответствии с частью 2 статьи 3 Закона Республики Ингушетия от 31 октября 2014 года № 60-РЗ «О формировании органов местного самоуправления в Республике Ингушетия» глава муниципального образования избирается на срок полномочий представительного органа муниципального образования.

Городской совет депутатов муниципального образования «Городской округ город Сунжа» полагает, что оспариваемая им законодательная норма ставит в неравное положение глав муниципальных образований, избираемых представительными органами местного самоуправления из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссией, в зависимости от времени их избрания. В связи с этим заявитель просит признать указанное законоположение  противоречащим части 1 статьи 18 Конституции Республики Ингушетия.

Как следует из статьи  70 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» Конституционный Суд Республики Ингушетия принимает постановление только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которого подвергается сомнению в обращении, оценивая при этом как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых норм. При принятии решения Конституционный Суд Республики Ингушетия не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении. Согласно статьям 80 и 81 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия по запросу органа местного самоуправления разрешает дела о соответствии Конституции Республики Ингушетия законов Республики Ингушетия.

В связи с этим, предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Ингушетия по настоящему делу является положение части 2 статьи 3 Закона Республики Ингушетия «О формировании органов местного самоуправления в Республике Ингушетия», предусматривающее, что глава муниципального образования избирается на срок полномочий представительного органа муниципального образования.

2. В соответствии с Конституцией Республики Ингушетия вся власть в Республике Ингушетия принадлежит народу, который осуществляет ее непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (статья 4); местное самоуправление обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения и осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и иные органы местного самоуправления (статья 102).

Эти положения Конституции Республики Ингушетия основываются на нормах Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми многонациональный российский народ, как единственный источник власти в Российской Федерации, осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (статья 3); местное самоуправление осуществляется гражданами в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления и обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения (статьи 130, 131).

Согласуются они и со статьей 3 Европейской хартии местного самоуправления от 15 октября 1985 года, предусматривающей, что местное самоуправление предполагает право и реальную способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения; оно осуществляется советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования, которые могут иметь подотчетные им исполнительные органы, и не исключает обращение к собраниям граждан, референдуму или любой другой форме прямого участия граждан, если это допускается законом.

3. Конституция Российской Федерации исходит из того, что местное самоуправление должно осуществляться в соответствии с общими принципами его организации, установление которых относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 72, пункт «н» части 1) и прямо уполномочила федерального и регионального законодателей на установление организационно-правовых основ осуществления муниципальной власти как одного из уровней публичной власти народа.

Данный вывод согласуется с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, который указывал, что права и обязанности местного самоуправления закрепляются Конституцией Российской Федерации и законом; деятельность органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления должна соответствовать Конституции Российской Федерации и основанным на ней нормативным правовым актам (постановления от 16 октября 1997 года №14-П и от 30 ноября 2000 года№15-П).

Из этого следует, что гарантированные в статьях 130-133 Конституции Российской Федерации и статьях 102-104 Конституции Республики Ингушетия права граждан по осуществлению местного самоуправления должны реализовываться исходя из предусмотренных законодательством общих принципов организации местного самоуправления, в том числе общих требований к формам осуществления местного самоуправления, в частности, к способам и процедурам формирования органов местного самоуправления, срокам их полномочий и т.п. В свою очередь, законодательное регулирование общих принципов организации местного самоуправления не может быть произвольным и должно соотноситься с конституционными основами местного самоуправления в Российской Федерации.

4. Общие правовые и организационные принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации, гарантии его осуществления, включая правовые основы формирования органов местного самоуправления и определения сроков их полномочий, закреплены в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

В соответствии с названным Федеральным законом  порядок формирования, полномочия, срок полномочий, подотчетность, подконтрольность органов местного самоуправления, а также иные вопросы организации и деятельности указанных органов определяются уставом муниципального образования в соответствии с законом субъекта Российской Федерации, а срок полномочий выборных должностных лиц местного самоуправления не может быть менее двух и более пяти лет.

При этом, как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 1 июля 2015 года №18-П, нормативный и реальный срок полномочий выборных органов государственной власти и органов местного самоуправления может не совпадать, в том числе в случае досрочного прекращения их полномочий по основаниям, указанным в законе.

Во исполнение предписаний федерального законодателя Законом Республики Ингушетия «О формировании органов местного самоуправления в Республике Ингушетия» установлено: глава муниципального образования городского округа и муниципального района избирается представительным органом муниципального образования из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссией по результатам конкурса и возглавляет местную администрацию (часть 1 статьи 5); срок полномочий представительного органа муниципального образования составляет четыре года (часть 1 статьи 3);  глава муниципального образования избирается на срок полномочий представительного органа муниципального образования (часть 2 статьи 3).

Следовательно, вводя подобное правовое регулирование, Народное Собрание Республики Ингушетия действовало в пределах своих полномочий, установленных федеральным законодательством.

Городской совет депутатов муниципального образования «Городской округ город Сунжа» считает, что оспариваемая норма республиканского закона нарушает принцип равенства всех перед законом и судом, так как в случае досрочного прекращения полномочий главы муниципального образования, ранее избранного на эту должность сроком на 4 года, срок полномочий вновь избранного главы муниципального образования будет меньше указанного срока, вследствие чего граждане, претендующие на должность главы муниципального образования, ставятся в неравное положение.

Тем самым, заявитель по существу ставит перед Конституционным Судом Республики Ингушетия вопрос о восполнении правового пробела, связанного с определением срока полномочий лица, избранного на должность главы муниципального образования после досрочного прекращения полномочий главы муниципального образования, избранного после формирования нового состава представительного органа муниципального образования. Однако, в силу требований статей 3 и 70 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия решает исключительно вопросы права и не вправе подменять законодателя.

Наличие подобного правового пробела в республиканском законе предполагает обязанность законодателя Республики Ингушетия в рамках предоставленной ему дискреции законодательно урегулировать вопрос о сроке полномочий главы городского округа и муниципального района, избираемого на эту должность в случае досрочного прекращения полномочий главы муниципального образования, избранного после формирования нового состава представительного органа муниципального образования с учетом требований федерального законодательства.

Таким образом, часть 2 статьи 3 Закона Республики Ингушетия от 31 октября 2014 года № 60-РЗ «О формировании органов местного самоуправления в Республике Ингушетия», действующая во взаимосвязи с иными нормами данного закона и федерального законодательства,  сама по себе  не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан в указанном заявителем аспекте.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьями 68-71, 75, 83 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия

постановил:

1. Признать положение части 2 статьи 3 Закона Республики Ингушетия от 31 октября 2014 года № 60-РЗ «О формировании органов местного самоуправления в Республике Ингушетия» соответствующим Конституции Республики Ингушетия.

2. Народному Собранию Республики Ингушетия надлежит законодательно урегулировать вопрос о сроке полномочий главы городского округа и муниципального района, избираемого на эту должность в случае досрочного прекращения полномочий главы муниципального образования, избранного после формирования нового состава представительного органа муниципального образования с учетом требований федерального законодательства и настоящего Постановления.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Согласно статье 74 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Республики Ингушетия. Постановление должно быть также опубликовано в Вестнике Конституционного Суда Республики Ингушетия и на официальном сайте Конституционного Суда Республики Ингушетия в сети Интернет (www.ks-ri.ru).

 

Председатель                                                                                    А.К. Гагиев

 

 Судьи                                                                                         И.Б. Доскиев 

                                                                                                      И.М. Евлоев

 

  №23-П