Постановление №22-П по делу о проверке конституционности Закона Республики Ингушетия от 5 мая 2008 года № 3-РЗ «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий» и Постановления Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года № 8 «О порядке первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение» в связи с жалобой гражданина Кантышева Р.Х.

Именем Республики Ингушетия

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

по делу о проверке конституционности Закона Республики Ингушетия от 5 мая 2008 года № 3-РЗ «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий» и Постановления Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года № 8 «О порядке первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение» в связи с жалобой гражданина Кантышева Р.Х.

 

город Магас                                                                     30 октября  2019 года

 

 

Конституционный Суд Республики Ингушетия в составе Председателя А.К. Гагиева, судей И.Б. Доскиева и И.М. Евлоева,

с участием:

гражданина Кантышева Р.Х.,

полномочного представителя Правительства Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия М.Б. Гаракоева,

представителя Народного Собрания Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия А.С. Дзахкиевой,

руководствуясь статьей 96 (часть 3) Конституции Республики Ингушетия, пунктом 3 части 1 статьи 3, статьями 34, 92-96 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности Закона Республики Ингушетия от 5 мая 2008 года № 3-РЗ «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий» и Постановления Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года №8 «О порядке первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение».

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Кантышева Р.Х. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Республики Ингушетия оспариваемые заявителем положения нормативных актов.

Заслушав сообщение судьи-докладчика А.К. Гагиева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителя Уполномоченного по правам человека в Республике Ингушетия А.Р. Парчиевой, представителя прокуратуры Республики Ингушетия Л.М. Гарбаковой, представителя Министерства труда, занятости и социального развития Республике Ингушетия Л.С. Халмурзиевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Ингушетия

установил:

1. Гражданин Кантышев Р.Х. оспаривает в целом нормы Закона Республики Ингушетия от 5 мая 2008 года № 3-РЗ «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий» и Постановления Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года №8 «О порядке первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение», как нарушающие его конституционные права, гарантированные частью 1 статьи 38 и частью 2 статьи 54 Конституции Республики Ингушетия и не обеспечивающие предоставление ему путевки для санаторно-курортного лечения.

1.1. Закон Республики Ингушетия от 5 мая 2008 года № 3-РЗ «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий» в соответствии с Законом Российской Федерации от 18 октября 1991 года № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» определяет меры социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, пострадавших от политических репрессий. В статье 2 указанного закона содержится перечень мер социальной поддержки, которые предоставляются реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, в том числе и право на первоочередное получение путевки для санаторно-курортного лечения и отдыха. Согласно статье 3 данного закона порядок предоставления мер социальной поддержки, предусмотренных статьей 2 закона, устанавливается Правительством Республики Ингушетия.

Таким образом, оспариваемые положения закона направлены на повышение социальной защищенности жертв политических репрессий и создание для них благоприятных условий доступа к социально значимым благам, в связи с чем эти нормы сами по себе не нарушают конституционные права граждан и не характеризуются правовой неопределенностью.

Следовательно, производство по делу в части, касающейся проверки конституционности Закона Республики Ингушетия от 5 мая 2008 года № 3-РЗ «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий», подлежит прекращению в соответствии со статьей 65 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия».

1.2. Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года №8 утвержден Порядок первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение, которым определяются условия получения указанными лицами путевок. Как указывает в своей жалобе гражданин Кантышев Р.Х., положения оспариваемого им нормативного акта Правительства Республики Ингушетия являются неясными и противоречивыми, в частности, устанавливают, что путевки реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, предоставляются не чаще одного раза в два года. Кроме того, указанное постановление Правительства Республики Ингушетия вопреки требованию части 4 статьи 3 Закона Республики Ингушетия «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий» от 5 мая 2008 года № 3-РЗ не определяет порядок учета и отчетности, расходования денежных средств на реализацию мер социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Ингушетия по настоящему делу является Постановление Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года №8 «О порядке первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение», как не определяющее четкий и непротиворечивый организационно-правовой механизм первоочередного предоставления путевок для санаторно-курортного лечения и отдыха реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий.

2. Российская Федерация, опираясь на международные акты, Декларацию Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», стремясь к восстановлению исторической справедливости, на законодательном уровне провозгласила реабилитацию репрессированных народов.

В соответствии со статьей 3.1 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года №1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» на граждан из числа репрессированных народов, подвергшихся репрессиям на территории Российской Федерации по признакам национальной или иной принадлежности, распространяется действие Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий».

Согласно преамбуле указанного закона его целью является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального ущерба.

Таким образом, право на получение мер социальной поддержки обусловлено именно применением политических репрессий, подвергшись которым, лицо вправе рассчитывать на получение от государства компенсаций независимо от возраста и состояния здоровья.

Такое правовое регулирование в полной мере согласуется с признанием Российской Федерации социальным государством, что получило закрепление в статье 7 Конституции Российской Федерации, а также с положением статьи 53 Конституции Российской Федерации о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Конституция Республики Ингушетия (статья 38, часть 1) гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. При этом определение условий и порядка реализации данного конституционного права, в том числе установление видов социальных пособий, оснований приобретения права на них отдельными категориями граждан, отнесено к компетенции законодателя (статья 38, часть 2).

Из содержания статьи 16 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» и подпункта 24 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» следует, что реабилитированные лица и лица, признанные пострадавшими от политических репрессий, обеспечиваются мерами социальной поддержки в соответствии с законами субъектов Российской Федерации. Расходные обязательства по обеспечению мерами социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, являются расходными обязательствами субъектов Российской Федерации.

Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» в редакции, действовавшей до 2005 года, наделял жертв политических репрессий правом на первоочередное получение путевок для санаторно-курортного лечения и отдыха. С 1 января 2005 года Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ, полномочия по обеспечению мерами социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, переданы субъектам Российской Федерации. При этом статьей 153 этого федерального закона закреплено, что при изменении порядка реализации льгот и выплат, предоставлявшихся в натуральной форме, совокупный объем финансирования соответствующих льгот и выплат не может быть уменьшен, а условия предоставления ухудшены, на что обращает внимание и Конституционный Суд Российской Федерации (Постановление от 15 мая 2006 года №5-П).

На основании указанных норм федеральных законов принят Закон Республики Ингушетия «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий», который в качестве одной из мер социальной поддержки данной категории граждан предусматривает первоочередное предоставление им путевки для санаторно-курортного лечения и отдыха.

3. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что предоставление реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, льгот было направлено на создание благоприятных условий для реализации прав и свобод названными категориями граждан и обеспечение их социальной защищенности. По своей правовой природе эти льготы носили компенсаторный характер и в совокупности с иными предусмотренными Законом Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» мерами были призваны способствовать возмещению причиненного в результате репрессий вреда. Следовательно, льготы, которые устанавливались федеральным законодателем для реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, в их материальном (финансовом) выражении входят в признанный государством объем возмещения вреда, который должен соблюдаться. Предназначение мер социальной поддержки, их правовая природа предопределяют характер обязанностей государства по отношению к реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, имеющим право на их получение (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1997 года №18-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 2005 года №462-О).

Вопрос о проверке конституционности правовых норм, регулирующих первоочередное предоставление реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, ранее был предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Ингушетия.

В Постановлении от 17 мая 2012 года №3-П Конституционный Суд Республики Ингушетия указал, что отсутствие в республиканском законодательстве положений, устанавливающих порядок предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, такой меры социальной поддержки как первоочередное получение путевок на санаторно-курортное лечение, свидетельствует о наличии пробела в правовом регулировании, препятствующего реализации права реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, на получение предусмотренной законом меры социальной поддержки.

Отсутствие в системе действующего правового регулирования четкого и непротиворечивого правового механизма предоставления меры социальной поддержки в виде первоочередного получения реабилитированными лицами и лицами, признанными пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение создает неопределенность в вопросе, как о самом наличии, так и о способе реализации этого права.

Во исполнение данного постановления Конституционного Суда Республики Ингушетия Правительством Республики Ингушетия утвержден Порядок первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение.

4. Социальная защита, включая социальное обеспечение, составляют согласно статье 72 (пункт «ж» части 1) Конституции Российской Федерации, предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

Согласно части 1 статьи 5 Федерального закона «О государственной социальной помощи» органы государственной власти субъектов Российской Федерации принимают законы и иные нормативные правовые акты, определяющие размеры, условия и порядок назначения и выплаты государственной социальной помощи, в том числе на основании социального контракта, малоимущим семьям, малоимущим одиноко проживающим гражданам, реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, и иным категориям граждан, предусмотренным настоящим Федеральным законом.

Меры социальной поддержки реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации в силу прямого указания в федеральном законе.

Следовательно, при осуществлении правового регулирования по таким предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, как социальная защита, органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе и обязаны предусмотреть необходимые организационно-правовые меры, призванные гарантировать конституционное право каждого на социальное обеспечение.

Из официальных отзывов Правительства Республики Ингушетия и Министерства труда, занятости и социального развития Республики Ингушетия и объяснений их представителей в судебном заседании следует, что с 2008 года путевки для санаторно-курортного лечения реабилитированным лицам в Республике Ингушетия не предоставляются, поскольку в республиканском бюджете не предусматриваются средства на реализацию данной меры социальной поддержки. Анализ законов о республиканском бюджете за период с 2008 по 2019 годы показывает, что в них не предусмотрено выделение финансовых средств на приобретение путевок для санаторно-курортного лечения названной категории граждан.

При этом в Постановлении Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года №8 отсутствует методика определения объема бюджетных средств, необходимых для реализации меры социальной поддержки реабилитированных лиц в виде первоочередного предоставления путевок для санаторно-курортного лечения. Не утверждена такая методика и другими нормативными правовыми актами.

Отсутствие в республиканском бюджете на соответствующий год лимитов бюджетных ассигнований на реализацию данной меры социальной поддержки реабилитированных лиц означает отказ органов государственной власти Республики Ингушетия от взятых на себя в силу закона публично-правовых обязательств в данной сфере. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Республики Ингушетия, сформулированной в Постановлении от 17 декабря 2014 года №8-П, в случае произвольного отказа государства от принятого на себя обязательства конституционные гарантии прав граждан приобретают иллюзорный характер.

5. Конституционный Суд Республики Ингушетия неоднократно указывал в своих решениях о том, что органы государственной власти и органы местного самоуправления в Республике Ингушетия обязаны при осуществлении правотворческой деятельности соблюдать вытекающие из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом требования формальной определенности, ясности и непротиворечивости правовых норм (постановления Конституционного Суда Республики Ингушетия от 29 июня 2010 года №1-П, от 17 декабря 2014 года №8-П).

В судебном заседании Конституционного Суда Республики Ингушетия установлено и признается представителями участвующих в деле лиц, что Порядок первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение, утвержденный Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года №8, характеризуется правовой неопределенностью, его нормы являются неясными и противоречивыми.

Так, из подпункта 4 пункта 1 Порядка следует, что невыполнение реабилитированным лицом иных установленных законодательством Российской Федерации и Республики Ингушетия условий предоставления путевки влечет невозможность предоставления ему путевки в первоочередном порядке. Между тем иными нормативными актами каких-либо других условий для получения указанной категорией граждан соответствующей меры социальной поддержки не установлено.

Подпунктом 8 пункта 2 Порядка предусмотрено, что при подтверждении права реабилитированного лица на первоочередное получение путевки на санаторно-курортное лечение орган социальной защиты населения регистрирует его заявление в соответствующем журнале. Однако, право реабилитированного лица на первоочередное получение путевки для санаторно-курортного лечения гарантировано законом и не нуждается в дополнительном подтверждении.

В пункте 3 пункта 5 Порядка содержится такая формулировка, как другие причины невозможности выдачи путевки, которая допускает фактически неограниченный перечень таких случаев, что может привести к произвольному правоприменению и, как следствие этого, к нарушению права граждан на получение установленной законом меры социальной поддержки.

Согласно подпункту 4 пункта 6 Порядка санаторно-курортное лечение гражданам из числа реабилитированных лиц предоставляется не чаще одного раза в 2 календарных года. Данная норма вводит необоснованное и не предусмотренное законом ограничение права реабилитированных лиц на первоочередное получение путевки для санаторно-курортного лечения.

Кроме того, оспариваемым нормативным актом не предусматривается учет иных условий для получения реабилитированными лицами путевки для санаторно-курортного лечения, например, медицинские показания у заявителя или наличие у него инвалидности, не устанавливаются четкие и ясные критерии очередности выдачи таких путевок.

Таким образом, положения Постановления Правительства Республики Ингушетия от 26 января 2013 года №8 «О порядке первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанными пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно– курортное лечение»  не отвечают принципу правовой определенности и не позволяют обеспечить единообразное толкование и применение его норм всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовых норм создает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ведет к произволу, а значит – к нарушению принципов равенства и верховенства закона.

При таких обстоятельствах данный нормативный акт не может быть признан конституционным, поскольку его нормы нарушают конституционные права граждан, гарантированные статьями 18 (часть1) и 38 (часть 1) Конституции Республики Ингушетия.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 68, статьями 69-71, 75, 96 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия

 

постановил:

 

  1. Признать Постановление Правительства Республики Ингушетия «О порядке первоочередного предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, путевок на санаторно-курортное лечение» от 26 января 2013 года №8 не соответствующим Конституции Республики Ингушетия, ее статьям 18 (часть1) и 38 (часть 1) .
  2. Прекратить производство по делу в части проверки конституционности Закона Республики Ингушетия «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий» от 5 мая 2008 года № 3-РЗ.
  3. Правительству Республики Ингушетия надлежит в двухмесячный срок обеспечить правовое регулирование, направленное на определение надлежащего организационно-правового механизма предоставления реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, такой меры социальной поддержки как первоочередное получение путевок для санаторно-курортного лечения и отдыха, с учетом настоящего Постановления.
  4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
  5. Согласно статье 74 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Республики Ингушетия. Постановление должно быть также опубликовано в Вестнике Конституционного Суда Республики Ингушетия и на официальном сайте Конституционного Суда Республики Ингушетия в сети Интернет (www.ks-ri.ru).

 

 

Председатель                                                                      А.К. Гагиев

 

 

Судьи                                                                                   И.Б.Доскиев

 

 

                                                                                              И.М.Евлоев

 

 

№22-П