Определение №55-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кодзоева У.И.

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Конституционного Суда Республики Ингушетия

 

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кодзоева Урусхана Исраиловича на нарушение его конституционных прав подпунктом «г» пункта 3 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев из Чеченской Республики в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2014-2016 годы» государственной программы Республики Ингушетия «Развитие сферы строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Ингушетия», утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 12 сентября 2014 года №180

 

г.Магас

3 июня 2019 года                                                                                  №55-О

 

Конституционный Суд Республики Ингушетия в составе Председателя А.К. Гагиева, судей И.Б. Доскиева, И.М. Евлоева,

заслушав в судебном заседании заключение судьи А.К. Гагиева, проводившего на основании статьи 38 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» предварительное изучение жалобы гражданина У.И. Кодзоева,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Республики Ингушетия гражданин У.И. Кодзоев оспаривает конституционность подпункта «г» пункта 3 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев из Чеченской Республики в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2014-2016 годы» государственной программы Республики Ингушетия «Развитие сферы строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Ингушетия», утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 12 сентября 2014 года №180, согласно которому вынужденные переселенцы, получившие безвозмездную субсидию на строительство (приобретение) жилья, не имеют право на получение жилых помещений.

Как следует из представленных материалов, оспаривающий конституционность названного нормативного акта гражданин У.И. Кодзоев в 1994 году со своей семьей вынужденно покинул место постоянного проживания в городе Грозном Чеченской Республики и переехал в Республику Ингушетия, где получил статус вынужденного переселенца. С 2003 года он состоит на учете в органе местного самоуправления как вынужденный переселенец, нуждающийся в улучшении жилищных условий.

Управлением по вопросам миграции Министерства внутренних дел по Республике Ингушетия на основании оспариваемого заявителем подпункта «г» пункта 3 Положения о жилищном обустройстве отказано заявителю во включении его в сводный список вынужденных переселенцев, нуждающихся в улучшении жилищных условий и выделении жилья в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2014-2016 годы», в связи с получением матерью заявителя Х.И. Кодзоевой в составе семьи из пяти человек безвозмездной субсидии на строительство (приобретение) жилья.

По мнению заявителя, оспариваемая норма нарушает его право на жилищное обустройство, противоречит конституционному принципу равенства всех перед законом и судом. Исходя из этого, заявитель полагает, что указанная норма противоречит статьям 18 (части 1) и 39 (частям 1 и 3) во взаимосвязи со статьей 7 (часть 2) Конституции Республики Ингушетия.

2. Вопрос, касающийся возможности отказа в предоставлении жилого помещения вынужденному переселенцу, ранее получавшему государственную помощь на строительство (приобретение) жилья, исследовался Конституционным Судом Республики Ингушетия в деле о проверке конституционности подпункта «д» пункта 3 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев из Чеченской Республики в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2014-2016 годы» государственной программы Республики Ингушетия «Развитие сферы строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Ингушетия», утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 12 сентября 2014 года №180.

С учетом позиций, сформулированных в решениях Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации, Конституционный Суд Республики Ингушетия в Постановлении от 27 февраля 2019 года № 20-П (принятом в отношении положения подпункта «д» пункта 3 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев из Чеченской Республики в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2014-2016 годы» государственной программы Республики Ингушетия «Развитие сферы строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Ингушетия», утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 12 сентября 2014 года №180, аналогичного оспариваемому заявителем и предусматривающего, что не имеют права на получение жилых помещений вынужденные переселенцы, использовавшие иные виды государственной помощи на строительство (приобретение) постоянного жилья) сформулировал следующие правовые позиции:

в силу требований части 3 статьи 54 Конституции Республики Ингушетия, в соответствии с которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, республиканскими нормативными правовыми актами не могут устанавливаться основания для отказа в предоставлении жилья вынужденным переселенцам, состоящих на учете в органах местного самоуправления в качестве нуждающихся в жилых помещениях; такие нормы могут быть установлены только федеральными законами;

установление в качестве основания для отказа в предоставлении жилого помещения вынужденному переселенцу получение им ранее государственной помощи на строительство (приобретение) жилья при том, что в рамках названной подпрограммы жилье предоставлялось иным лицам из той же категории, ранее получавшим те или иные виды государственной помощи на приобретение (строительство) жилья, не отвечает конституционным принципам справедливости, равенства и соразмерности; такое установление различий в правовом положении лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания, не соответствует требованиям Конституции Республики Ингушетия, в том числе ее статей 16 (часть 3), 18 (части 1 и 2) и 54 (часть 3), допускающих такую дифференциацию, если она объективно оправданна, обоснованна и преследует конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им;

установление в качестве основания для отказа в предоставлении жилого помещения вынужденному переселенцу получение им ранее государственной помощи на строительство (приобретение) жилья при том, что данное обстоятельство в соответствии с Законом Российской Федерации «О вынужденных переселенцах» должно исключать продление самого статуса вынужденного переселенца, не отвечает общеправовому критерию определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, основанному на конституционном принципе равенства всех перед законом и судом (часть 1 статьи 18 Конституции Республики Ингушетия);

утрата в связи с изменением федерального законодательства статуса вынужденного переселенца лицом, покинувшим Чеченскую Республику, изъявившим желание остаться на постоянное место жительства в Республике Ингушетия и продолжающим состоять в органах местного самоуправления на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, не освобождает органы государственной власти Республики Ингушетия от исполнения принятых на себя обязательств по обеспечению такого лица жильем из жилищного фонда Республики Ингушетия.

С учетом этих и иных доводов Постановлением от 27 февраля 2019 года № 20-П Конституционный Суд Республики Ингушетия признал подпункт «д» пункта 3 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев из Чеченской Республики в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2014-2016 годы» государственной программы Республики Ингушетия «Развитие сферы строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Ингушетия», утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 12 сентября 2014 года №180, не соответствующим Конституции Республики Ингушетия, ее статьям 18 (часть 1), 39 (части 1 и 3) и 54 (часть 3) во взаимосвязи со статьей 7 (часть 2) и установил, что Народному Собранию Республики Ингушетия надлежит законодательно урегулировать вопросы предоставления жилья из жилищного фонда Республики Ингушетия лицам из числа вынужденных переселенцев, покинувших безвозвратно Чеченскую Республику и изъявивших желание остаться на постоянное место жительства в Республике Ингушетия, состоящих в органах местного самоуправления на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Таким образом, вопрос о конституционности положений пункта 3 Положения о жилищном обустройстве в обозначенном заявителем аспекте уже разрешен в Постановлении от 27 февраля 2019 года № 20-П по делу о проверке конституционности подпункта «д» пункта 3 Положения о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев из Чеченской Республики в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2014-2016 годы» государственной программы Республики Ингушетия «Развитие сферы строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Ингушетия», утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 12 сентября 2014 года №180.

Согласно пункту 3 части первой статьи 40 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» Конституционный Суд Республики Ингушетия принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если по предмету обращения ранее им вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

Исходя из изложенного и руководствуясь, пунктом 3 части первой статьи 40, частью второй статьи 68, частью первой статьи 71 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия

определил:

 

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кодзоева Урусхана Израиловича, поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Республики Ингушетия ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.
  2. Определение Конституционного Суда Республики Ингушетия по данной жалобе окончательно, не подлежит обжалованию, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

 

 

 

 

 

Председатель

Конституционного Суда

Республики Ингушетия                                                                        А.К. Гаиев

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Республики Ингушетия                                                                        И.М. Евлоев