Статья Председателя Конституционного Суда РИ Аюпа Гагиева посвященная анализу конституционных  основ реабилитации репрессированных народов и проблем восстановления их нарушенных прав

Конституционные основы реабилитации репрессированных народов

(к 30-летию принятия Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов»)

 

 

                                                        «Народ, который не хочет умирать,

                            убить невозможно»

                      Кайсын Кулиев

 

Гагиев Аюп Каримсултанович,

Председатель Конституционного Суда

Республики Ингушетия,

Кандидат юридических наук,

Доцент кафедры государственно-

правовых дисциплин Института

экономики и правоведения (Назрань).

 

Ключевые слова: конституционные основы,  репрессированные народы, реабилитация.

 Статья посвящена анализу конституционных  основ реабилитации репрессированных народов, проблем восстановления их нарушенных прав. Автором выносятся на научное обсуждение предложения по правовому регулированию вопросов, связанных с реализацией конституционных и законодательных норм, предусматривающих реабилитацию репрессированных народов.

Key words:  Constitutional framework, repressed peoples, rehabilitation.

The article is devoted to the analisis of the constitutional foundations of the rehabilitation of repressed peoples, the problems of restoring their violated rights.

The author presents proposals for scientific discussion on the legal regulation of issues related to the implementation of constitutional and legislative norms providing for the rehabilitation of repressed peoples.

         26 апреля 2021 года исполняется 30 лет со дня принятия Верховным Советом РСФСР Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» (далее – Закон о реабилитации).

Как известно, в 40 годах прошлого века в СССР по отношению к целым народам и этническим группам (ингуши, чеченцы, балкарцы, карачаевцы, калмыки и другие) были применены репрессии по национальному признаку, которые сопровождались насильственной депортацией в Казахстан и Среднюю Азию.

Согласно Словарю иностранных слов репрессия – это наказание, карательная мера, применяемая государственными органами[1].

При этом, репрессии в отношении указанных народов и этнических групп осуществлялись на основании специальных нормативных актов, которые принимались высшими органами государственной власти СССР.

В отношении ингушского народа таким актом явился Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 года «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории». Согласно п. 1 настоящего указа все чеченцы и ингуши, проживающие в ЧИАССР и прилегающих районах были переселены в другие районы СССР, а сама Чечено-Ингушская АССР была ликвидирована. Территория ЧИАССР была поделена между Ставропольским краем, Дагестанской АССР, Северо-Осетинской АССР и Грузинской ССР.

Данный акт был издан с полным попранием положений Конституции СССР 1936 года и Конституции РСФСР 1937 года. Следует обратить внимание, что этот указ был принят задним числом, то есть после фактического переселения чеченцев и ингушей 23 февраля 1944 года.

Согласно ст. 22 Конституции СССР в РСФСР наряду с другими автономными республиками состоит Чечено-Ингушская АССР. Следовательно, ликвидация ЧИАССР  возможна была только путем внесения изменения в указанную статью Конституции СССР, чего сделано не было. Более того, согласно ст. 146 Конституции СССР Президиум Верховного Совета СССР не вправе был это сделать, так как изменение Конституции СССР производится лишь по решению Верховного Совета СССР, принятому большинством не менее 2/3 голосов в каждой из его палат. Компетенция Президиума Верховного Совета СССР как она определена в ст. 49 Конституции СССР не допускала принятие этим органом решения о ликвидации автономной республики. При этом, в соответствии со ст. 60 Конституции СССР Верховный Совет союзной республики (в данном случае Верховный Совет РСФСР) наделялся только правом утверждения  Конституции находящихся в ее составе автономных республик и определения границы их территории. Конституция СССР вообще не предусматривала возможности ликвидации автономной республики, входящей в состав союзной республики. Поскольку изменение в ст. 22 Конституции СССР не вносилось, то юридически ЧИАССР продолжала существовать в составе СССР в период с 1944 по 1957 годы.

Глава Х Конституции СССР 1936 года гарантировала гражданам значительные права и свободы, в частности, право на образование, на труд, на отдых, на материальное обеспечение по старости, свободу слова, собраний и т.д.

К примеру, ст. 123 Конституции СССР гласила: «Равноправие граждан СССР, независимо от их национальности и расы, во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни является непреложным законом.

Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или, наоборот, установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой и национальной принадлежности, равно как всякая проповедь расовой или национальной исключительности, или ненависти и пренебрежения — караются законом».

В результате депортации ингушский народ был лишен всех конституционных прав в полном объеме.

В соответствии со ст. 14 Конституции РСФСР 1937 года в состав РСФСР наряду с другими автономными республиками входила и Чечено-Ингушская АССР.

Пунктом «г» ст. 19 Конституции РСФСР предусмотрено, что к ведению РСФСР в лице ее высших органов власти и органов государственного управления относится в частности, утверждение границ и районного деления автономных советских социалистических республик и автономных областей. Следовательно, данные органы не вправе были принимать решение о ликвидации автономной республики в составе РСФСР.

При этом, на момент издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 года «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории» изменения в Конституцию РСФСР внесены не были. Более того, Президиум Верховного Совета СССР не имел конституционных полномочий по изменению конституций союзных республик. Согласно статьи 151 Конституции РСФСР изменение Конституции РСФСР производится лишь по решению Верховного Совета РСФСР, принятому большинством не менее двух третей голосов Верховного Совета.

Конституция РСФСР также не предусматривала возможности ликвидации автономной республики, входящей в ее состав. А изменение в ст. 14 Конституции РСФСР об упразднении ЧИАССР было внесено только Законом РСФСР от 25 июня 1946 года «Об упразднении Чечено-Ингушской АССР и преобразовании Крымской АССР в Крымскую область». Следовательно, в составе РСФСР юридически ЧИАССР продолжала существовать в период с 7 марта 1944 года по 25 июня 1946 года.

Глава ХI Конституции РСФСР 1937 года гарантировала гражданам права и свободы, аналогичные с правами, предусмотренными главой Х Конституции СССР. Однако, в результате насильственной депортации ингушский народ был также в полном объеме лишен всех прав, гарантированных Конституцией РСФСР.

Кроме того, данный Указ нарушал и международные обязательства СССР. Так, 1 января 1942 года СССР в числе 26 стран подписал Декларацию о создании Союза Объединенных Наций, в которой провозглашалось, что Правительства, подписавшие сие, сотрудничают между собой, будучи убеждены, что полная победа над их врагами необходима для защиты жизни, свободы, независимости и религиозной свободы и для сохранения человеческих прав и справедливости, как в их собственных странах, так и в других странах. Депортировав целый народ, лишив его всех прав и свобод, органы государственной власти СССР грубо нарушили требования указанного международно-правового акта.

Следовательно, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 года «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории» противоречил главе Х и статьям 22, 49, 60, и 146 Конституции СССР, главой ХI и статьям 14, 19 и 151 Конституции РСФСР, а также международно-правовым нормам[2].

Вместе с тем, следует согласиться с мнением профессора Т.Х.Муталиева о том, что «беспрецедентный произвол в отношении наказанных народов терминологически неадекватно отражен в нашем политическом лексиконе. Термин репрессия не достаточен для отражения обозначения осуществленных злодеяний»[3].

Полагаем, что подобные преступления подпадают под определение геноцида, содержащееся в ст. 11 Конвенции ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него» 1948 года. Согласно этому международно-правовому акту: «под геноцидом понимаются следующие действия, совершенные с намерением уничтожить , полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группы, как таковую: а) убийство членов такой группы…; б) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее»[4].

         В 1989 году органы государственной власти СССР официально признали незаконными и преступными репрессивные акты против депортированных народов и заявили о необходимости реабилитации репрессированных народов.

  14 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении и их прав». Верховный Совет СССР безоговорочно осудил практику насильственного переселения целых народов как тяжелейшее преступление, противоречащее основам международного права и предписал принять соответствующие законодательные меры для безусловного восстановления прав всех советских народов, подвергшихся репрессиям.

Данный правовой акт послужил отправной точкой для начала процесса реабилитации депортированных народов. Как отмечает профессор М.Б.Сейнароев, опираясь на международные акты, указанную Декларацию Верховного Совета СССР, постановления Съезда народных депутатов РСФСР и стремясь к восстановлению исторической справедливости, Верховный Совет РСФСР 26 апреля 1991 года принял исторический Закон о реабилитации всех  репрессированных народов, признав незаконными и преступными репрессивные акты против этих народов[5].

         Признание Российским государством преступного характера репрессивных актов  и массового нарушения прав депортированных народов, очевидно, предполагает обязанность государства по устранению последствий такого произвола, восстановлению нарушенных прав и законных интересов всех представителей этих этносов, возмещение причиненного им материального и морального вреда. Этот процесс получил название реабилитация репрессированных народов. По мнению Н.М.Добрынина,  реабилитация репрессированных народов предусматривает признание и осуществление права народов, национальностей на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного изменения границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством[6].

Согласно преамбуле Закона о реабилитации  репрессированные в годы советской власти народы  подверглись геноциду и клеветническим нападкам. В связи с этим данный закон предусматривает четыре вида реабилитации репрессированных народов: территориальная, политическая, социальная и культурная. К сожалению, в отношении ингушского народа ни один из видов реабилитации в полном объеме не осуществлен. Законом Российской Федерации от 4 июня 1992 года «Об образовании Ингушской республики в составе Российской Федерации» восстановлено национально-государственное образование ингушского народа. Однако, вопреки требованиям статей 3, 6 и 7 Закона о реабилитации территориальная целостность Ингушетии не восстановлена. Незаконно переданная в состав Северной Осетии в результате репрессий территория (Пригородный район и часть Малгобекского района) до настоящего времени не возвращена.

Особое юридическое значение имеет статья 12 Закона о реабилитации, которая гласит: все акты союзных, республиканских и местных органов и должностных лиц, принятые в отношении репрессированных народов, за исключением актов, восстанавливающих их права, признаются неконституционными и утрачивают силу[7]. Это означает, что уже три десятилетия часть территории Ингушетии находится в незаконном владении соседней республики.

При этом, ссылки на то, что Закон о реабилитации был принят до принятия Конституции РФ и потому, якобы, не может быть исполнен, являются несостоятельными.

В силу пункта 1 Раздела 2  Конституции Российской Федерации законы, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции РФ.

         Несомненно, что Закон о реабилитации не только не противоречит Конституции России, но и полностью корреспондирует ее положениям, содержащимся в Преамбуле, статьях 1,2,17,21, 52 и 53. Этот вывод подтверждается  правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от  10 декабря 2019 года №39-П, о том, что в  России как демократическом правовом государстве права потерпевших от злоупотреблений властью охраняются законом, государство обеспечивает им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба на основе принципа уважения и охраны достоинства личности и этим определяются смысл, содержание и применение соответствующих законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, а реализация указанных прав защищается правосудием. Возникновение же между гражданами и государством конституционно-правовых отношений по поводу возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, обусловлено самим фактом причинения такого вреда[8].

Как указано выше, Россия на законодательном уровне признала, что в отношении репрессированных народов были совершены акты геноцида. Следовательно, все депортированные лица являются потерпевшими от злоупотреблений властью по смыслу статьи 52 Конституции РФ. На наш взгляд, следует согласиться с тем, что понятие «потерпевший» в данной конституционной норме восходит к более широкому международному правовому понятию жертвы[9]. Так, согласно Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятой Генеральной Ассамблеей ООН от 29 ноября 1985г. №40/34, под термином «жертвы» понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью[10]. Таким образом, данная Декларация выделяет жертв злоупотребления властью в результате действий или бездействия, еще не представляющих нарушения национальных уголовных законов, но являющихся  нарушением международно признанных норм, касающихся прав человека. Под злоупотреблением здесь понимается не только виновное уголовно наказуемое деяние должностных лиц, но также любое злоупотребление политической или экономической властью государства в целом и его властных органов всех уровней, если в результате их решений, в том числе принятия нормативных актов, иных действий или бездействия, были нарушены основные конституционные права граждан.

Как мы отмечали выше, в отношении репрессированных народов принимались специальные нормативные акты высшими органами государственной власти СССР и РСФСР, которыми грубо попирались международно признанные права и свободы граждан.

Очень важным в этом аспекте является положение статьи 11 Декларации о том, что в тех случаях, когда правительство, при котором имело место приведшее к виктимизации действие или бездействие, уже не существует, реституция жертвам должна предоставляться государством или правительством-преемником. Между тем, в соответствии с частью 1 статьи 67.1 Конституции РФ Российская Федерации является правопреемником Союза ССР на своей территории.

Другим конституционно-правовым основанием реабилитации репрессированных народов является  положение статьи 53 Конституции РФ, которое предусматривает, что каждый имеет право на возмещение государством  вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Исходя из конституционного принципа правового государства, возлагающего на Российскую Федерацию обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, данная конституционная норма закрепляет одну из основополагающих юридических гарантий их защиты применительно к случаям нарушения прав и свобод самим государством.

Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы:

1.Из положения части 2 статьи 15 Конституции РФ, обязывающей органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы вытекает конституционная обязанность  российского государства обеспечить исполнение в полном объеме Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

2. Необходимо научное осмысление и глубокое исследование конституционно-правовых основ реабилитации репрессированных народов с целью выработки научно обоснованных предложений по обеспечению полноценной реализации требований Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

Список использованной литературы:

1. Интернет-портал http://www.glosum.ru. Дата обращения 12 марта 2021 года.

2. Экспертное заключение о результатах общественной правовой экспертизы нормативных правовых актов СССР, РСФСР, РФ и ее субъектов, нарушающих права и законные интересы ингушского народа//Официальный интернет-портал Ингушского регионального отделения Ассоциации юристов России http://www.aurri.ru. Дата обращения 12.03.2021года.

3. Муталиев Т.Х. Благодаря мужеству и силе нации: сборник публикаций и материалов.-Магас, 2016. С.162.

4.Права человека. М., 1986.-С.83

5. Сейнароев М.Б. На трудном пути создания ИнгушскойРеспублики.-М.,2012. С.254.

6. Добрынин Н.М. Основы конституционного (государственного) права Российской Федерации:100 вопросов и ответов. Современная версия новейшей истории государства: Практическое руководство. –Новосибирск., 2018. С.639.

7. СПС Консультант-Плюс. Дата обращения 19 марта 2021года.

8.Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 12.12.2019. Дата обращения 12 марта 2021 года.

9.Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В.Д.Зорькина. -М., 2013. С.485.

10.Интернет-портал http://www.un.org,  Дата обращения 19 марта 2021 года/

[1] Интернет-портал http://www.glosum.ru. Дата обращения 12 марта 2021 года.

[2] Экспертное заключение о результатах общественной правовой экспертизы нормативных правовых актов СССР, РСФСР, РФ и ее субъектов, нарушающих права и законные интересы ингушского народа//Официальный интернет-портал Ингушского регионального отделения Ассоциации юристов России http://www.aurri.ru. Дата обращения 12.03.2021года.

[3] Т.Х.Муталиев. Благодаря мужеству и силе нации: сборник публикаций и материалов.-Магас, 2016. С.162.

[4] Права человека. М., 1986.-С.83

[5] Сейнароев М.Б. На трудном пути создания ИнгушскойРеспублики.-М.,2012. С.254.

[6] Добрынин Н.М. Основы конституционного (государственного) права Российской Федерации:100 вопросов и ответов. Современная версия новейшей истории государства: Практическое руководство. –Новосибирск., 2018. С.639.

[7] СПС Консультант-Плюс. Дата обращения 19 марта 2021года.

[8] Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 12.12.2019. Дата обращения 12 марта 2021 года.

[9] Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В.Д.Зорькина. -М., 2013. С.485.

[10] Интернет-портал http://www.un.org,  Дата обращения 19 марта 2021 года/