Интернет ресурсы

i4545

bannerns

bannerprav


gov_ru

pinki

baner

b1evropf2


Слайд-шоу


Постановление 14-П от 12.01.2017г. по делу о проверке конституционности пункта 1.11 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений здравоохранения Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 1 июня 2016 года №91, и Приложения 2 к нему

E-mail Печать PDF




ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 по делу о проверке конституционности пункта 1.11 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений здравоохранения Республики Ингушетия,

утвержденного Постановлением Правительства Республики

Ингушетия от 1 июня 2016 года №91, и Приложения 2 к нему,

в связи с жалобой гражданки Зурабовой Мадины Умаровны

город Магас                                                                                                                                             12 января 2017 года



Конституционный Суд Республики Ингушетия в составе Председателя А.К. Гагиева, судей И.Б. Доскиева и И.М. Евлоева,

с участием:

полномочного представителя Правительства Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия З.С. Хаутиева,

руководствуясь статьей 96 (часть 3) Конституции Республики Ингушетия, пунктом 3 части 1 статьи 3, статьями 34, 70, 82, 92-96 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности пункта 1.11 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений здравоохранения Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 1 июня 2016 года №91, и Приложения 2 к нему.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки М.У. Зурабовой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Республики Ингушетия оспариваемые заявительницей нормативные положения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика И.М. Евлоева, объяснение полномочного представителя Правительства Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия З.С. Хаутиева, выступления приглашенных в заседание: от Министерства здравоохранения Республики Ингушетия - Я.А. Богатырева, от прокуратуры Республики Ингушетия – Б.М. Арсамакова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Ингушетия


установил:


1. В соответствии с пунктом 1.11 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений здравоохранения Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 1 июня 2016 года №91 (далее по тексту – Положение) оплата труда работников, занятых по совместительству, а также на условиях неполного рабочего времени, производится пропорционально отработанному времени либо в зависимости от выполненного объема работ. Определение размеров заработной платы по основной должности и по должности, занимаемой в порядке совместительства, производится раздельно по каждой из должностей. Приложением 2 к Положению установлены размеры должностных окладов профессиональных квалификационных групп работников здравоохранения, в числе которых определен минимальный размер оклада санитарки в сумме 3130 рублей.

Конституционность данных норм оспаривается гражданкой М.У. Зурабовой, которая работает в Государственном бюджетном учреждении здравоохранения «Ингушская республиканская клиническая больница». Как следует из жалобы, заявительница занимает в больнице должность санитарки и в порядке совмещения должности выполняет работу на условиях 1,5 ставки по этой должности. Размер ее заработной платы с учетом дополнительных выплат составляет 9703 рубля за одну ставку и 2504 рубля за 0,5 ставки. То есть заработная плата по дополнительной 0,5 ставки – менее 50 процентов минимального размера оплаты труда.

По мнению заявительницы, оспариваемые положения в той мере, в какой ими не предусматриваются условия определения заработной платы при совмещении профессий (должностей), и тем самым допускается начисление заработной платы за выполнение дополнительной работы при совмещении профессий без учета пропорционального соотношения с минимальным размером оплаты труда, являются неопределенными и создают возможность для произвольного толкования и применения правоприменителем, что влечет нарушение конституционных прав граждан. В связи с этим заявительница просит признать оспариваемые нормы противоречащими статье 18 (часть 1) и статье 36 (часть 3) Конституции Республики Ингушетия.

2. Как следует из статей 70, 92 и 93 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия по жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод проверяет конституционность закона или иного нормативного акта Республики Ингушетия, примененного или подлежащего применению в конкретном деле заявителя, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон, и принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, оценивая при этом как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм; при принятии решения Конституционный Суд Республики Ингушетия не связан основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

В связи с этим, оспариваемые нормативные положения являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Ингушетия по настоящему делу постольку, поскольку они не устанавливают условия определения заработной платы при совмещении профессий (должностей), и тем самым допускают возможность начисления заработной платы за выполнение дополнительной работы при совмещении профессий (должностей) в размере ниже соответствующей пропорциональной доли минимального размера оплаты труда.

3. В соответствии с частью 3 статьи 36 Конституции Республики Ингушетия каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы. Это положение корреспондирует аналогичной норме, содержащейся в части 3 статьи 37 Конституции Российской Федерации.

Статья 72 Конституции Российской Федерации относит трудовое право к вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (пункт «к» части 1). По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (статья 76, часть 2). Таким образом, Республика Ингушетия вправе осуществлять правовое регулирование в данной сфере при условии, что принимаемые органами государственной власти Республики Ингушетия нормативные акты не противоречат федеральным законам.

В рамках указанных полномочий, в целях совершенствования системы оплаты труда работников государственных учреждений здравоохранения Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 1 июня 2016 года №91 утверждено Положение об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений здравоохранения Республики Ингушетия.

4. Нормы Конституции Российской Федерации о праве на труд и справедливом вознаграждении за труд конкретизированы в Трудовом кодексе Российской Федерации (далее – Кодекс), часть 3 статьи 133 которого предусматривает, что месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда.

В соответствии со статьей 60.2 Кодекса с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату. Поручаемая работнику дополнительная работа по другой профессии (должности) может осуществляться путем совмещения профессий (должностей). Статья 149 Кодекса предусматривает, что при выполнении работ в условиях, отклоняющихся от нормальных, в том числе при совмещении профессий (должностей), работнику производятся соответствующие выплаты, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Согласно статье 151 Кодекса при совмещении профессий (должностей), расширении зон обслуживания, увеличении объема работы или исполнении обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, работнику производится доплата. Размер доплаты устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы.

Таким образом, совмещение профессий (должностей) предполагает выполнение дополнительной работы не сверх установленного времени, а в пределах определенной законом продолжительности рабочего дня, с установлением доплаты в размере, определяемом соглашением сторон. По своей правовой природе плата за совмещение профессий (должностей) представляет собой доплату компенсационного характера (статья 129 Кодекса), то есть является частью заработной платы, а не самостоятельной заработной платой.

С учетом этого, положение статьи 133 Кодекса о минимальном размере заработной платы не применимо к доплате за совмещение профессий (должностей). Размер заработной платы, который не может быть ниже минимального размера оплаты труда, определяется с учетом выплат компенсационного и стимулирующего характера, то есть включает в себя доплату в качестве одного из элементов. Исходя из характера правоотношений, связанных с выполнением работы на условиях совмещения профессий (должностей), их правовое регулирование не может осуществляться по правилам, аналогичным закрепленным в пункте 1.11 Положения о раздельном определении размеров заработной платы по основной должности и по должности, занимаемой в порядке совместительства.

5. Пункты 3.1 и 3.2 оспариваемого Положения предусматривают осуществление выплаты компенсационного характера за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, в том числе при совмещении профессий (должностей), применение которой не образует новый оклад. Согласно пункту 3.4 выплаты за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, устанавливаются в соответствии с законодательством и с учетом финансово-экономического положения учреждения. В соответствии с пунктом 3.5 размер доплаты за совмещение профессий (должностей) устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы.

Конституционный Суд Республики Ингушетия в постановлении от 19 декабря 2016 года №13-П отмечал, что принцип правовой определенности не исключает применения в нормативных актах норм бланкетного характера, которые для реализации содержащихся в них положений требуют обращения к нормативным предписаниям иных правовых актов. Исходя из данной правовой позиции, нормы рассматриваемого Положения подлежат применению в системной связи с нормами трудового законодательства, регламентирующими вопросы оплаты труда при совмещении профессий (должностей). Положение с учетом применения корреспондирующих норм трудового законодательства содержит правовое регулирование, достаточное для осуществления надлежащего расчета и начисления заработной платы при выполнении работы на условиях совмещения профессий (должностей), которое не может рассматриваться как недопустимое отступление от принципа правовой определенности.

С учетом изложенного, оспариваемые положения нормативного акта не нарушают конституционное право на справедливое вознаграждение за труд и не могут быть признаны противоречащими Конституции Республики Ингушетия.

Исходя из изложенного, руководствуясь частью первой статьи 68, статьями 69-71, 75, 96 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия

постановил:


  1. Признать пункт 1.11 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений здравоохранения Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 1 июня 2016 года №91, и Приложение 2 к нему соответствующими Конституции Республики Ингушетия.
  2. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
  3. Согласно статье 74 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Республики Ингушетия. Постановление должно быть также опубликовано в Вестнике Конституционного Суда Республики Ингушетия и на официальном сайте Конституционного Суда Республики Ингушетия в сети Интернет      (www.ks-ri.ru).




Председатель                                                                                    А.К. Гагиев

Судьи                                                                                             И.Б. Доскиев

И.М. Евлоев

№14-П

 


Гагиев Аюп Каримсултанович

Председатель Конституционного Суда Республики Ингушетия

Онлайн вещания заседаний КСРИ

Случайные изображения

aup.jpg