Интернет ресурсы

i4545

bannerns

bannerprav


gov_ru

pinki

baner

b1evropf2


Слайд-шоу


Постановление №13-П от 19.12.2016г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Приказа Министерства здравоохранения Республики Ингушетия от 25 декабря 2013 года №591

E-mail Печать PDF

Именем Республики Ингушетия

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ


по делу о проверке конституционности отдельных положений Приказа Министерства здравоохранения Республики Ингушетия от 25 декабря 2013 года №591 «Об утверждении методических указаний по осуществлению выплат стимулирующего характера с использованием показателей эффективности деятельности отдельных категорий медицинских работников» в связи с жалобой  гражданки Арчаковой Ашат Исаевны

город Магас                                                                                                                                                         19 декабря  2016 года


Конституционный Суд Республики Ингушетия в составе Председателя А.К. Гагиева, судей И.Б. Доскиева и И.М. Евлоева,

с участием:

представителя Министерства здравоохранения Республики Ингушетия Богатырева Я. А.,

руководствуясь статьей 96 (часть 3) Конституции Республики Ингушетия, пунктом 3 части 1 статьи 3, статьями 34, 70, 82, 92-96 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности    Приказа Министерства здравоохранения Республики Ингушетия от 25 декабря 2013 года №591 «Об утверждении методических указаний по осуществлению выплат стимулирующего характера с использованием показателей эффективности деятельности отдельных категорий медицинских работников».

Поводом к  рассмотрению дела явилась жалоба гражданки  А.И. Арчаковой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Республики Ингушетия оспариваемое заявителем нормативное положение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика И.Б. Доскиева,  объяснение представителя Министерства здравоохранения Республики Ингушетия Богатырева Я.А., выступления приглашенных в заседание:  полномочного представителя Правительства Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия З.С.Хаутиева,  от Народного Собрания Республики Ингушетия – Л.З.Евлоевой, от Уполномоченного по правам человека в Республике Ингушетия – Л.М.Хамхоевой, от Государственной инспекции труда в Республике Ингушетия – М.М.Китиевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Ингушетия

установил:

1. В соответствии с Приказом Министерства здравоохранения Республики Ингушетия от 25 декабря 2013 года №591 «Об утверждении методических указаний по осуществлению выплат стимулирующего характера с использованием показателей эффективности деятельности отдельных категорий медицинских работников» (далее по тексту – Приказ), одним из оснований для отказа в начислении выплат стимулирующего характера медицинским работникам является наложение на них дисциплинарного взыскания в отчетном периоде.

Как следует из приложенных к жалобе документов, оспаривающая конституционность названного нормативного положения гражданка А.И. Арчакова работает в должности санитарки в Государственном бюджетном учреждении здравоохранения «Ингушская республиканская клиническая больница».

Нарушение отдельными положениями Приказа конституционных прав граждан заявитель усматривает в том, что эти нормы не согласуются с положениями Трудового кодекса Российской Федерации, приводят к дискриминации при оплате труда медицинских работников и в силу своей неопределенности и неясности допускают возможность их неоднозначного толкования и произвольного применения, и тем самым нарушают конституционный принцип равенства всех перед законом и судом,   а потому они противоречат статьям 7 (части 2), 18 (части 1) и 36 (части 3) Конституции Республики Ингушетия.

Как следует из статей 70, 92 и 93 Конституционного закона Республики Ингушетия  «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия по жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод проверяет конституционность закона или иного нормативного акта Республики Ингушетия, примененного или подлежащего применению в конкретном деле заявителя, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон, и принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, оценивая при этом как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм; при принятии решения Конституционный Суд Республики Ингушетия не связан основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

В связи с этим, отдельные положения Приказа являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Ингушетия по настоящему делу постольку, поскольку они служат основанием для отказа в начислении  выплат стимулирующего характера медицинским работникам государственных учреждений, подведомственных Министерству здравоохранения Республики Ингушетия, в случае наложения на них в отчетном периоде дисциплинарного взыскания.

2. В Российской Федерации как правовом и социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, охраняются труд и здоровье людей (статья 1, часть 1; статья 7 Конституции Российской Федерации). Исходя из того, что возможность собственным трудом обеспечить себе и своим близким средства к существованию представляет собой естественное благо, без которого утрачивают значение многие другие блага и ценности, Конституция Российской Федерации в числе основных прав и свобод человека, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения, признает свободу труда, а также право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 17, части 1 и 2; статья 37, часть 1), гарантируя при этом равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, части 1 и 2) и их государственную, в том числе судебную, защиту (статья 45, часть 1; статья 46, часть 1).

Конституция Республики Ингушетия также гарантирует каждому право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы (статья 36, часть 3).


3. В соответствии со статьей 3 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами осуществляется, в том числе, нормативными правовыми актами органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения регулируются также коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права (статья 5 ТК РФ).

Согласно части 1 статьи 129 ТК РФ заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты). Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права (часть 1 статьи 135 ТК РФ).

В части 1 статьи 191 ТК РФ закрепляется право работодателя поощрять работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности, создавая тем самым дополнительный стимул к высокопроизводительному труду, и работодателю предоставляется возможность максимально эффективно использовать труд своих работников.

Системное толкование вышеуказанных конституционных норм и положений трудового законодательства позволяет сделать вывод о том, что поощрение за труд (включая стимулирующие выплаты), определение порядка, условий его выплаты и   размера являются прерогативой работодателя.

Следовательно, Министерство здравоохранения Республики Ингушетия, издавая Приказ от 25 декабря 2013 года №591 «Об утверждении методических указаний по осуществлению выплат стимулирующего характера с использованием показателей эффективности деятельности отдельных категорий медицинских работников», действовало в пределах своих полномочий.

Согласно примечаниям к таблицам показателей и критериев оценки эффективности деятельности медицинских работников (приложения к  Приказу) выплаты стимулирующего характера не начисляются соответствующим категориям работникам в случае наложения на них дисциплинарного взыскания в отчетном периоде.

Дисциплинарное взыскание по смыслу  части 1 статьи 192 ТК РФ применяется за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Между тем, стимулирующие выплаты устанавливаются как мера поощрения работников, добросовестно исполняющих свои обязанности и достигших высоких результатов труда и их начисление работникам, имеющим дисциплинарные взыскания за неисполнение или не надлежащее исполнение своих обязанностей не согласуются с политикой государства, направленной на повышение эффективности деятельности государственных медицинских  учреждений и их работников.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, различия в условиях приобретения и реализации отдельными категориями граждан того или иного права не должны устанавливаться произвольно, они допустимы, если объективно оправданны и обоснованны (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 2006 года №7-П, от 26 февраля 2010 года №4-П и др.).

В данном случае, основание для не начисления выплат стимулирующего характера медицинским работникам, установленное оспариваемыми нормативными положениями, не является произвольным, имеет объективное обоснование, заключающееся в том, что таким образом создаются условия для добросовестного и эффективного исполнения работниками своих трудовых обязанностей. При этом, работник не лишен возможности оспаривать в судебно порядке правомерность наложения на него дисциплинарного взыскания, что является гарантией соблюдения его трудовых прав, в том числе и на получение стимулирующих выплат.

Таким образом, установление в оспариваемом нормативном акте, такого основания для не начисления выплат стимулирующего характера  медицинским работникам, как наложение на них дисциплинарного взыскания в отчетном периоде, не может расцениваться как дискриминация при выплате вознаграждения за труд и не противоречит Конституции Республики Ингушетия.


4. По мнению заявителя,  положения Приказа о том, что основанием для не начисления выплат стимулирующего характера является наложение дисциплинарного взыскание, а не его наличие являются неопределенными и неясными, в связи с этим противоречащими части 1 статьи 18 Конституции Республики Ингушетия.

Из положений статей 7 и 18 Конституции Республики Ингушетия в которых закреплены принципы верховенства права и равенства всех перед законом и судом, вытекает обращенное к органам государственной власти Республики Ингушетия требование формальной определенности, ясности, четкости и непротиворечивости издаваемых ими нормативных правовых актов.

В целях соблюдения данного конституционного предписания органы законодательной и исполнительной власти Республики Ингушетия обязаны осуществлять свою правотворческую деятельность таким образом, чтобы принимаемые ими нормативные акты с достаточной степенью определенности и недвусмысленно устанавливали порядок реализации участниками соответствующих правоотношений своих прав и обязанностей, не содержали правовых норм, которые имеют неоднозначное толкование либо допускающие возможность принятия правоприменительными органами произвольных решений.  Иное приводило бы к недопустимому в правовом государстве умалению конституционных прав граждан.

Конституционный Суд Республики Ингушетия неоднокртано отмечал в своих решениях (постановления от 29 июня 2010 года №1-П, от 6 сентября 2011 года №2-П), что содержание нормативных правовых актов должно отвечать общеправовому критерию определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, основанному на конституционном принципе равенства всех перед законом и судом (часть 1 статьи 18 Конституции Республики Ингушетия).

Условия и порядок привлечения к дисциплинарной ответственности работников установлен статьями 192-195 ТК РФ. Так, согласно статье 194 ТК РФ если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания работник не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, то он считается не имеющим дисциплинарного взыскания. Работодатель до истечения года со дня применения дисциплинарного взыскания имеет право снять его с работника по собственной инициативе, просьбе самого работника, ходатайству его непосредственного руководителя или представительного органа работников.

Исходя из этого, оспариваемый Приказ должен применяться в системной связи с нормами ТК РФ, регулирующими вопросы наложения и снятия дисциплинарных взысканий.

Вследствие этого, содержащееся в Приказе предписание о не начислении стимулирующих выплат медицинским работникам, на которых в отчетном периоде наложено дисциплинарное взыскание, действует в течение года после наложения дисциплинарного взыскания или до его досрочного снятия работодателем. Иное толкование рассматриваемых норм может привести к нарушению прав медицинских работников, гарантированных Конституцией Республики Ингушетия и трудовым законодательством.

Следовательно, положения Приказа о том, что выплаты стимулирующего характера медицинским работникам не начисляются в случае наложения на них  дисциплинарного взыскания в отчетном периоде в достаточной мере отвечает критерию определенности и ясности нормативных актов и не противоречит Конституции Республики Ингушетия.

Исходя из изложенного, руководствуясь  частью первой статьи 68, статьями 69-71, 75, 96 Конституционного закона Республики Ингушетия "О Конституционном Суде Республики Ингушетия", Конституционный Суд Республики Ингушетия

постановил:

1.   Признать положения Приказа Министерства здравоохранения Республики Ингушетия от 25 декабря 2013 года №591 «Об утверждении методических указаний по осуществлению выплат стимулирующего характера с использованием показателей эффективности деятельности отдельных категорий медицинских работников», согласно которым выплаты стимулирующего характера не начисляются медицинским работникам в случае наложения на них дисциплинарного взыскания в отчетном периоде,  в их конституционно-правовом смысле, выявленном в настоящем Постановлении, не противоречащими Конституции Республики Ингушетия.

2.   Министерству  здравоохранения Республики Ингушетия и подведомственным ему медицинским учреждениям при применении Приказа Министерства здравоохранения Республики Ингушетия от 25 декабря 2013 года №591 «Об утверждении методических указаний по осуществлению выплат стимулирующего характера с использованием показателей эффективности деятельности отдельных категорий медицинских работников»  надлежит  руководствоваться его  конституционно-правовым смыслом, выявленном в настоящем Постановлении.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4.   Согласно статье 74 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Республики Ингушетия. Постановление должно быть также опубликовано в Вестнике Конституционного Суда Республики Ингушетия и на официальном сайте Конституционного Суда Республики Ингушетия в сети Интернет (www.ks-ri.ru).


Председатель                                                                                  А.К. Гагиев

Судьи                                                                                               И.Б. Доскиев

И.М. Евлоев


 


Гагиев Аюп Каримсултанович

Председатель Конституционного Суда Республики Ингушетия

Онлайн вещания заседаний КСРИ

Случайные изображения

img_0679.jpg