Постановление №16-П от 31.10.2017г. по делу о проверке конституционности пунктов 13 и 17 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений образования Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 22 мая 2014 года №93, в связи с жалобой гражданки Килиматовой Хадижат Султановны

Именем Республики Ингушетия

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

по делу о проверке конституционности пунктов 13 и 17 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений образования Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 22 мая 2014 года №93, в связи с жалобой гражданки Килиматовой Хадижат Султановны

город Магас                                                                                                                                  31 октября 2017 года

Конституционный Суд Республики Ингушетия в составе Председателя А.К. Гагиева, судей И.Б. Доскиева, И.М. Евлоева,

с участием:

гражданки Х.С. Килиматовой,

полномочного представителя Правительства Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия М.Б. Гаракоева,

руководствуясь статьей 96 (часть 3) Конституции Республики Ингушетия, пунктом 3 части 1 статьи 3, статьями 34, 70, 82, 92-96 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности пунктов 13 и 17 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений образования Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 22 мая 2014 года №93.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки Х.С. Килиматовой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Республики Ингушетия оспариваемые заявительницей нормативные положения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика И.М. Евлоева, объяснения заявительницы Х.С. Килиматовой, полномочного представителя Правительства Республики Ингушетия в Конституционном Суде Республики Ингушетия М.Б. Гаракоева, выступления приглашенных в заседание представителей: от Народного Собрания Республики Ингушетия – Ж.К. Гариевой, от Министерства образования и науки Республики Ингушетия – У.А. Берсанова, от прокуратуры Республики Ингушетия – Б.М. Арсамакова, от Уполномоченного по правам человека в Республике Ингушетия – Л.М. Хамхоевой, от Государственной инспекции труда в Республике Ингушетия – М.М. Бузуртанова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Ингушетия

 установил:

1. В соответствии с пунктом 13 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений образования Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 22 мая 2014 года №93 (далее – Положение), локальным нормативным актом об оплате труда работников учреждений может быть предусмотрено установление работникам повышающих коэффициентов к окладам за квалификационную категорию, наличие ученой степени «кандидат наук», «доктор наук», «народный учитель», «заслуженный учитель», «заслуженный тренер», «почетный работник», «заслуженный работник образования», за специфику работы в отдельных образовательных учреждениях, за работу в сельской местности и в районном центре, водителям «за классность». Пункт 17 Положения предусматривает, что работникам учреждений (в том числе руководителям) устанавливаются повышающие коэффициенты за наличие ученых степеней «доктор наук», «кандидат наук», почетных званий «народный учитель», «заслуженный учитель», «заслуженный тренер», «заслуженный артист», «почетный работник образования», «заслуженный работник образования».

1.1. Конституционность пунктов 13 и 17 Положения оспаривается гражданкой З.С. Килиматовой, работающей преподавателем в Государственном бюджетном профессиональном образовательном учреждении «Назрановский аграрный техникум им. И.Б. Зязикова». Как следует из жалобы, заявительнице присвоено почетное звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Республики Ингушетия». Однако повышающий коэффициент за наличие данного звания ей не начисляется и не выплачивается в связи с тем, что это не предусмотрено оспариваемым Положением.

По мнению заявительницы, оспариваемые нормы в той мере, в какой ими не предусматривается повышающий коэффициент к окладу за наличие почетного звания «Заслуженный работник сельского хозяйства Республики Ингушетия» при условии работы в образовательном учреждении соответствующего профиля, являются неопределенными и приводят к дискриминации в оплате труда, что влечет нарушение конституционных прав граждан. В связи с этим заявительница просит признать оспариваемые нормы противоречащими статье 18 (часть 1) и статье 36 (часть 3) Конституции Республики Ингушетия.

В жалобе содержится требование о признании Постановления Правительства Республики Ингушетия от 22 мая 2014 года №93 неконституционным в полном объеме. Однако, как следует из мотивировочной части жалобы и подтверждено в судебном заседании, фактически оспариваются только пункты 13 и 17 Положения, регламентирующие соответствующие правоотношения.

1.2. Согласно статьям 70, 92 и 93 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия по жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод проверяет конституционность закона или иного нормативного акта Республики Ингушетия, примененного или подлежащего применению в конкретном деле заявителя, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон, и принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, оценивая при этом как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм; при принятии решения Конституционный Суд Республики Ингушетия не связан основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

В связи с этим, оспариваемые нормативные положения являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Ингушетия по настоящему делу постольку, поскольку они, определяя конкретный перечень оснований для установления повышающих коэффициентов к окладу за наличие почетного звания, не допускают установление такого повышающего коэффициента работникам при наличии у них почетных званий, соответствующих профилю образовательной организации или специфике выполняемой трудовой функции.

2. Статья 72 Конституции Российской Федерации относит трудовое законодательство к вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (пункт «к» части 1). По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (статья 76, часть 2). Эти конституционные нормы конкретизированы в Трудовом кодексе Российской Федерации (далее – Кодекс), статья 144 которого предусматривает, что системы оплаты труда (в том числе тарифные системы оплаты труда) работников в государственных учреждениях субъектов Российской Федерации устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Таким образом, Правительство Республики Ингушетия вправе осуществлять правовое регулирование вопросов отраслевой системы оплаты труда, в том числе вводить повышающие коэффициенты к окладам, определять основания и порядок их начисления работникам государственных учреждений Республики Ингушетия, а также устанавливать перечень почетных званий, наличие которых дает право на соответствующее повышение заработной платы.

3. В соответствии с частью 3 статьи 36 Конституции Республики Ингушетия каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы. Это положение корреспондирует аналогичной норме, содержащейся в части 3 статьи 37 Конституции Российской Федерации.

Согласно статье 1 Конвенции №111 Международной организации труда «Относительно дискриминации в области труда и занятий» дискриминацией признается всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на признаках расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности или социального происхождения и имеющие своим результатом ликвидацию или нарушение равенства возможностей или обращения в области труда и занятий, а также всякое другое различие, исключение или предпочтение, имеющие своим результатом ликвидацию или нарушение равенства возможностей или обращения в области труда и занятий, как они могут быть определены заинтересованным членом Организации по консультации с представительными организациями предпринимателей и трудящихся, где таковые существуют, и с другими соответствующими органами. Всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на специфических требованиях, связанных с определенной работой, не считаются дискриминацией.

В соответствии со статьей 3 Кодекса никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите, либо установлены данным Кодексом или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации и в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства.

Исходя из этих норм, правовое регулирование, допускающее расхождение в размере оплаты труда в зависимости от наличия того или иного почетного звания, само по себе не может быть признано дискриминацией.

4. Нормативное регулирование оплаты труда работников образовательных учреждений должно отвечать конституционным принципам справедливости и равенства, согласовываться с проводимой государством политикой стимулирования граждан к повышению квалификации. Развитие данных принципов находит отражение, в частности, в Единых рекомендациях по установлению на федеральном, региональном и местном уровнях систем оплаты труда работников государственных и муниципальных учреждений, ежегодно разрабатываемых Российской трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений на основании части третьей статьи 135 Кодекса. Пунктом 4 Единых рекомендаций на 2017 год, утвержденных решением Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений от 23.12.2016 №11, определены принципы формирования федеральной, региональных и муниципальных систем оплаты труда, в числе которых названы обеспечение зависимости заработной платы каждого работника от его квалификации и сложности выполняемой работы, недопущение какой бы то ни было дискриминации – различий, исключений и предпочтений, не связанных с деловыми качествами работников и результатами их труда, а также результатами деятельности учреждений.

Любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, допустима, если она объективно оправданна, обоснованна и преследует конституционно значимые цели, а для достижения этих целей используются соразмерные правовые средства, что неоднократно отмечалось в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (постановления от 3 июня 2004 года №11-П, от 14 июля 2011 года №16-П) и Конституционного Суда Республики Ингушетия (постановления от  6 сентября 2011 года №2-П, 28 ноября 2013 года №5-П). Введение дифференцированной оплаты труда в зависимости от наличия определенных почетных званий обусловлено не формальной значимостью такого звания, а его важностью в качестве критерия оценки квалификации и деловых качеств работника, доказательства более высокого уровня подготовки в той сфере, в которой носителем этого звания осуществляется трудовая функция. Исходя из этого, в случае введения различий в оплате труда в зависимости от наличия почетных званий, такое различие должно отражать взаимосвязь почетных званий с уровнем квалификации работника в соответствующей сфере деятельности.

Установление в отраслевой системе оплаты труда работников образовательных учреждений повышающих коэффициентов за наличие ученых степеней «доктор наук» и «кандидат наук», почетных званий «народный учитель», «заслуженный учитель», «заслуженный работник образования» обусловлено тем, что указанные звания подтверждают высокую квалификацию работников в образовательной сфере, что имеет существенное значение для осуществления педагогической работы и организации образовательного процесса в учебных заведениях.

В пункте 17 Положения установлены повышающие коэффициенты за звания «заслуженный тренер» и «заслуженный артист», которые, в отличие от вышеназванных, не основаны на учете заслуг граждан в сфере образования и свидетельствуют о достижениях в иных сферах, которые представляют интерес только для определенного блока дисциплин в образовательном процессе. Введение повышающих коэффициентов за такие звания может иметь обоснование в случае их установления для спортивных, музыкальных, театральных или иных профильных образовательных организаций. Также обоснованным могло бы быть установление повышающих коэффициентов для лиц, почетное звание которых свидетельствует о высоком уровне профессионализма по преподаваемой ими дисциплине, например, для преподавателей физической культуры, имеющих звание «заслуженный работник физической культуры», преподавателей изобразительного искусства, имеющих звание «народный художник» или «заслуженный деятель искусства» и т.д. Однако, установление повышающих коэффициентов для любого работника образовательной организации, имеющего звание «заслуженный тренер», «заслуженный артист», без учета профиля образовательной организации и специфики выполняемой трудовой функции, свидетельствует о произвольном установлении в Положении данного вида выплаты, что в правоприменительной практике может привести к установлению преимуществ в зависимости от обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников.

Правовое регулирование в данной сфере, отвечая принципу правовой определенности, в то же время должно быть достаточно гибким, чтобы позволять образовательным организациям в соответствии с требованиями части первой статьи 144 Кодекса самостоятельно, исходя из специфики своей образовательной деятельности, определять в локальных нормативных актах по вопросам оплаты труда работников, какие почетные звания и государственные награды значимы для оценки квалификации работников, выполняющих ту или иную трудовую функцию, и применимы для установления повышающих коэффициентов к окладу. Иной подход, предполагающий жесткую нормативную фиксацию оснований применения повышающих коэффициентов к окладу, может привести к необоснованным различиям в оплате труда, что не отвечает конституционным принципам справедливости и равенства.

5. Принципы верховенства права и равенства всех перед законом и судом, закрепленные в статьях 7 и 18 Конституции Республики Ингушетия, предопределяют требование формальной определенности, ясности и непротиворечивости нормативных правовых актов, принимаемых органами государственной власти Республики Ингушетия. Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Республики Ингушетия, нормативные правовые акты должны с достаточной степенью определенности устанавливать порядок реализации участниками соответствующих правоотношений своих прав и обязанностей и не содержать правовых норм, которые имеют неоднозначное толкование либо допускают возможность принятия правоприменительными органами произвольных решений (Постановления от 29 июня 2010 года №1-П, от 17 декабря 2014 года №8-П, от 20 января 2016 года №11-П). Конституционный Суд Российской Федерации также неоднократно указывал, что при регулировании общественных отношений законодатель связан конституционными принципами равенства, справедливости и соразмерности, из которых вытекают требования формальной определенности, ясности, четкости, непротиворечивости правового регулирования, а неопределенность, рассогласованность правового регулирования служат предпосылкой для произвола и могут приводить к нарушению не только принципов равенства и верховенства закона, но и гарантий государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан (постановления от 2 марта 2010 года №5-П, от 14 мая 2013 года №9-П и др.).

Вопреки этим требованиям, перечень почетных званий, закрепленный в оспариваемых нормах Положения, сформулирован нечетко и допускает их произвольное толкование. В частности, из содержания пунктов 13 и 17 Положения неясно, идет ли речь о почетных званиях Российской Федерации или Республики Ингушетия либо включает в себя и почетные звания иных субъектов Российской Федерации. Также оспариваемой нормой установлены повышающие коэффициенты за звание «почетный работник образования», не предусмотренное действующим законодательством, и «заслуженный тренер», не относящееся к государственным наградам Российской Федерации и Республики Ингушетия и являющееся почетным спортивным званием. Наличие подобного рода неточных и несогласованных формулировок не отвечает принципу определенности правовых норм и создает условия для их произвольного применения.

Исходя из изложенного, руководствуясь частью первой статьи 68, статьями 69-71, 75, 96 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия», Конституционный Суд Республики Ингушетия

постановил:

  1. Признать пункты 13 и 17 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений образования Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 22 мая 2014 года №93, в той мере, в какой они предусматривают повышенную оплату труда лиц, имеющих ученые степени, почетные звания и государственные награды, не противоречащими Конституции Республики Ингушетия.
  2. Признать пункты 13 и 17 Положения об отраслевой системе оплаты труда работников государственных учреждений образования Республики Ингушетия, утвержденного Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 22 мая 2014 года №93, не соответствующими Конституции Республики Ингушетия, ее статьям 7, 18 (часть 1) и 36 (часть 3) в той мере, в какой они, определяя конкретный перечень оснований для установления повышающих коэффициентов к окладу за наличие почетного звания, не допускают установление такого повышающего коэффициента работникам при наличии у них почетных званий, соответствующих профилю образовательной организации или специфике выполняемой трудовой функции.
  3. Правительству Республики Ингушетия надлежит – исходя из требований Конституции Республики Ингушетия и с учетом основанных на этих требованиях правовых позиций Конституционного Суда Республики Ингушетия, выраженных в настоящем Постановлении, – внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, вытекающие из настоящего Постановления.
  4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
  5. Согласно статье 74 Конституционного закона Республики Ингушетия «О Конституционном Суде Республики Ингушетия» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти Республики Ингушетия. Постановление должно быть также опубликовано в Вестнике Конституционного Суда Республики Ингушетия и на официальном сайте Конституционного Суда Республики Ингушетия в сети Интернет (www.ks-ri.ru).

Председатель                                                                                    А.К. Гагиев

Судьи                                                                                               И.Б. Доскиев

                                                                                                         И.М. Евлоев

№16-П